August 7th, 2016

КАК ПЕТР I ЖЕСТКО ЗАБУХАЛ

КАК ПЕТР I ЖЕСТКО ЗАБУХАЛ

Государь Петр Алексеевич любил ставить на уши своих подчиненных. Он всю Россию на уши поставил. А уж когда строили Санкт-Петербург, то и вообще народ роздыху не знал — никто толком не спал, не ел; холопы таскали камни, писцы вели учет, вельможи платили налоги… А Петр всех проверял, и ежели что не так — бил морду. Даже Меншикову бил морду. Короче, был аврал.

А тут из Англии выписали инженера. У инженера была с собой специальная бутылочка. То был 98-градусный спирт с огромным количеством сахара. На вкус — мед, но похмелье после него — врагу не пожелаешь. И вот Петр эту бутылочку высосал. А кругом стройка, люди пашут как ишаки. Петр наутро проснулся и чувствует: надо бы подлечиться. Он велел подать рому. Назавтра еще рому. И впал в дичайший запой.

Он будто забыл, что нужно строить город. Заперся с фрейлинами в своем знаменитом домике и бухает. И фрейлин заставляет бухать. Пускает в домик только купцов с очередной порцией рома. А фрейлин из домика не выпускает и велит им ходить по нужде в подпол — авось потом холопы почистят.

В общем, для всех он пропал. И решил Меншиков с этого выгоду поиметь. Он взял да и толкнул налево большую партию мрамора. И выстроил на вырученные деньги очередной дворец. А Петр ничего не знает; Петр бухает как свинья. Но наконец оклемался государь. Отгулял две недели и оклемался. Вышел из домика на воздух, раскурил трубочку и пошел смотреть на стройку.

Меншиков тут как тут. Одет с иголочки, парик напудрен, сам выбрит до синевы. А ведь Петр про тот мрамор помнил. Он хоть и валялся с фрейлинами, но все, сука, помнил. «Вели тащить мрамор», — говорит он Меншикову. Меншиков не оплошал. Он кликнул холопа и велел принести два ведра дерьма из подпола в Петровом домике. «Почему дерьмо?» — не понимает Петр и начинает уже гневаться. «А почему Микки Маус ходит в перчатках?» — не моргнув глазом, отвечает Меншиков. Меншиков знал, как объегорить царя.

С тех пор Петр думал только о Микки Маусе. «И впрямь, что же он, шельма, все время в перчатках да в перчатках?» А ответа так и не нашел. Хотел в Америку за ответом ехать, да раздумал — больно далеко. Меншиков же с тех пор старался царю на глаза не попадаться. А стройка шла своим чередом. Но Петр с тех пор уж остерегался пить — боялся, что к нему в угаре Микки Маус придет да и оторвет цареву елду черной рукой в перчатке. (И не напрасно боялся!)

07.08.2016