March 27th, 2016

(no subject)

456. АНДРЕЙ БЕНКЕНДОРФ, «НЕСКОЛЬКО ЛЮБОВНЫХ ИСТОРИЙ», 1994
27.03.2016, воскресенье, 07:08

«Несколько любовных историй» это, не побоюсь сего слова, гибрид. Одной ногой фильм стоит в старой советской традиции, ходы классической комедии угадываются легко, как и старая школа. С другой стороны, это уже нечто принципиально новое, постсоветское, со всеми вытекающими — прежде всего, дурной актерской игрой. Есть , правда, тут два зубра — Георгий Вицин и Армен Джигарханян, но они, увы, дела не спасают. Ну и еще Руслана Писанко — это про нее когда-то Гоголь, скорее всего, и написал бессмертные строки: «только и разницы, что на одной картине изображена была нимфа с такими огромными грудями, каких читатель, верно, никогда не видывал».

Недаром я заговорил о грудях. Фильм снят по фривольным новеллам эпохи Возрождения; впрочем, снят черт знает как — непосредственно эротики тут мало. Но вот что интересно: многие постсоветские режиссеры в свободолюбивые 90-е годы разрабатывали жанр эротического фильма, да так и не разработали. Канон не сложился, было снято десятка два не слишком вразумительных картин, а потом пришли другие времена и все полетело псу под хвост. (И мне довольно прискорбно об этом говорить, потому что я предпочел бы наблюдать нечто противоположное.)

Как мы помним из нетленок Боккаччо и прочих, основная тема новеллы Возрождения это супружеская измена. В упомянутой новелле она может обыгрываться по-разному; иной раз неверным женам и мужьям ничего с рук не сходит, их протыкают копьями, бросают в клетки со львами, отрубают всякие части тела или попросту бьют морду. В кино такие невеселые мотивы обычно игнорируются. Когда некто снимает что-то веселенькое из эпохи Возрождения, он предпочитает хохотать над обманутыми супругами и устраивать судьбы похотливых любовников очень прекрасненько. Одно из исключений здесь — «Декамерон» Пазолини (без упоминания о нем нам никак не обойтись), в одной из новелл которого режиссер обращается к сюжету о тишком убитом слуге и его отрезанной голове, которую закапывают в цветочный горшок. Но Андрей Бенкендорф пошел определенно другим путем, сделав свой фильм веселым (вероятно, в силу желания усладить почтеннейшую публику) и корявым (неизвестно в силу каких причин). А вообще фривольное кино тоже нужно уметь снимать хорошо; и наличие в картине Джигарханяна это вовсе не гарантия качества.

Но как бы там ни было, Бенкендорф все равно молодец. Он был одним из немногих, кто хотя бы попытался. Пусть он не выработал ни киноязыка, ни даже нужного подхода к столь щедрой и чрезмерной теме, свое дело он сделал. Других подобных фильмов у нас нет. (Нет, вру, есть «Дафнис и Хлоя».) Посему «Несколько любовных историй» при всей их нелепости остаются очень важным кирпичиком в постсоветском кино начала 90-х. Так бывает: снято дурно, а смотреть интересно. Потому что время было непростое — время работало на нестандартные и смелые тексты, а не на картинки, где Юрий Лоза помогает Киту Ричардсу настроить гитару. Видели эту шутку? Тоже прикольно, по-моему.

http://kinogrushko.com/andrey-benkendorf-neskolko-lyubovnyih-istoriy-1994.html#more-2343

(no subject)

НОЖ

Есть у крутых мужиков обычай — если они покупают нож (а крутые мужики любят покупать ножи), то делают так: на ночь они кладут нож с собой в кровать. И фишка в том, что надо уснуть рядом с ножом и проспать всю ночь и ни разу не порезаться. И вот уж если нож тебя ночью не оцарапал и не порезал — значит всю жизнь прослужит тебе верой и правдой. Таков суровый мужицкий обычай.
Короче, Стива Умецкий купил себе мощный нож. Почти как у Рэмбо. Ну там мясо порезать, палочку построгать и т.д. И вот кинул он его на простыню, сам бросился рядом и уснул — проверяет нож.
Нож будит его посреди ночи и говорит:
— Спишь?
— Сплю.
— А меня че-то на хавчик пробило. Пойдем на кухню, похомячим.
— Нет ничего на кухне. Только свинина в морозилке, но она размораживаться два часа будет.
— Ничего, я подожду, — говорит нож.
А Стиве очень хотелось спать.
— Ты иди, а я храповицкого… — и моментально заснул.
Нож пошел на кухню, достал из морозилки свинину, потом сунул в зубы сигаретку и заглянул в туалет — по большому делу.
А он был все-таки нож, с унитазом обращаться не очень умел. И случайно навалил на пол.
А убирать за собой он не любил. И ничего не убрал. Он съел свинину и лег в постель к Стиве.
Наутро Стива видит: в туалете на полу нехорошо. А нож как ни в чем не бывало лежит в кровати и всем своим видом показывает, что он хороший нож — он ведь Стиву не порезал.
Пришлось Стиве смириться. Но ничего, нож ему верно служит. Хотя в глаза смотреть, сука, стесняется.

27.03.2016