November 24th, 2015

И ВОТ ЕЩЕ ПРО БИТЛЗ

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ БИТЛЗ

В один прекрасный день Пол Маккартни собрал парней в студии, чтобы объяснить им свое видение нового альбома.
— Короче, парни. Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера. Суть в том, что мы будем оркестром этого клуба. Играть будем именно так, как играл бы этот оркестр. Усекли?
— Ты сколько кислоты накануне сожрал? — лениво поинтересовался Леннон.
Маккартни замечание проигнорировал.
— А я сыграю на ситаре, — сказал Джордж. — Ту самую песню, которая вам тогда очень понравилась.
— Это потому, что кислоты много было, — сказал Леннон. — Так-то она говно.
— Ну ладно, — сказал Маккартни, — сейчас я вам покажу пару мелодий. Ты, Ринго, можешь пока идти домой. Когда потребуешься, позовем.
Тут Ринго и говорит:
— А почему сержант Пеппер? Пусть лучше будет констебль Арчибальд.
— Это не обсуждается, — сухо отрезал Маккартни.
А Ринго расплакался.
— Послушайте, вы! Я под вашу дудку все время пляшу! На концертах я был незаменим. А теперь, значит, мое мнение побоку? Констебль Арчибальд был моим прапрадедушкой, и я хочу увековечить его имя на нашем альбоме. А иначе идите вы все в жопу.
— Блядь! — рассердился Маккартни. — Констебль Арчибальд хуево звучит! Понимаешь?
— Да нет, — из вредности сказал Леннон, — звучит отлично.
— Ага, — поддакнул Джордж.
— Ну пожалуйста! — всхлипнул Ринго.
— Блядь, блядь, блядь! — заорал Маккартни. — Вы три идиота!
— Не залупайся, — мрачно процедил Леннон, достал из-за пояса нож и как бы между прочим стал ковырять им у себя в зубах.
Благодарный Ринго стал лизать Леннону сапоги.
Маккартни пришлось смириться.
Альбом «Клуб одиноких сердец констебля Арчибальда» со временем стал самым значимым альбомом в истории рок-музыки.
Через двадцать лет двое парней из Калифорнии решили сколотить группу. Они долго думали над названием. И в конце концов назвали ее Красные Горячие Чилийские Арчибальды. И с таким названием дружно пошли на хуй. Хуево оно звучало.

(no subject)

400. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ», 1969
24.11.2015, вторник, 22:12

Итак, у меня юбилейная, четырехсотая рецензия. И посвятить я ее хочу одному из любимейших режиссеров. Луис Бунюэль; говорить будем о фильме «Млечный путь». И я сразу же приступаю. Сюжет? Двое бродяг идут из Франции в испанский город Сантьяго-де-Компостела. Именно идут — пешком, без поблажек. По пути они видят много странного и встречают разных фриков. Есть сюжетные ответвления, в которых бродяги не присутствуют. Но так или иначе — все сцены фильма связаны с всевозможными ересями, начиная с раннего средневековья и до упора. Собственно, предложенные Бунюэлем сцены эти ереси и иллюстрируют. Бродяги попадают во временную дыру, хотя сами этого не замечают. И сквозь толщу времен мы наблюдаем вереницу еретиков. Они все время спорят на богословские темы. Христос — Бог или человек? Что движет нашими поступками — Божий промысел или наша воля? Какова природа чуда? Всё в таком духе.

Здесь не только еретики. Есть и атеисты и среди них главный атеист — маркиз де Сад (его играет Мишель Пикколи). Встречают наши бродяги и Христа, который здесь ни о чем не печалится, а весело пьет с учениками, превращая воду в вино. Вообще я думаю, что снять т а к о й фильм Бунюэль хотел с тех пор, как сам вступил в конфронтацию с религией. Ему нужно было напрямую, без намеков высказать свою точку зрения. Намеки остались в фильме «Виридиана». Но время изменилось; к тому же Бунюэль приехал во Францию, где никто его по рукам не бил. Вот он и снял, может, не самый свой удачный, но довольно провокационный фильм.

И вот что он сказал по поводу отснятого материала: «С моей точки зрения, ”Млечный путь” ни за, ни против религии. (Тут я старому ворчуну не верю; очевидно, что против. — В.Г.) Помимо показа подлинных доктринерских споров, он представлялся мне прогулкой в область фанатизма, когда каждый всеми силами цепляется за свою частицу истины, готовый убить или умереть за нее. Мне казалось, что путь, который проходят герои, может относиться ко всякой политической и даже художественной идеологии».

И еще, думается мне, что Бунюэль решил продемонстрировать, будто религия в своей основе сюрреалистична. Ибо слишком уж потешно выглядят его еретики и в чересчур нелепые ситуации они попадают. Бунюэль словно говорит нам: Вопросы-то ничтожные; чего тут копья ломать? Вы все равно ничего не поймете, и Бога вы не поймете в том числе, ибо нет в делах Его рационального зерна.

С этим можно не соглашаться (и с моей трактовкой идей режиссера тоже), но сейчас, пересматривая фильм, я увидел именно это.

И напоследок еще цитата из Бунюэля. «Мы начали с долгих изысканий, со “Словаря ересей” аббата Плюке, а осенью 1967 года написали первый вариант сценария. Это происходило в райском уголке — Касорле, в Испании, в провинции Хаен. Мы были одни с Каррьером в горах Андалусии. Дорога упиралась в гостиницу. Несколько охотников уходили утром и возвращались за полночь, принося иногда теплую тушу горного барана. Весь день мы только и разговаривали что о Святой Троице, о двойственности Христа, о чудесах Девы Марии. Зильберман одобрил наш замысел, что показалось нам удивительным, и мы закончили сценарий в Сан Хосе Пуруа в феврале-марте 1968 года». Сказано, по-моему, очень красиво.

http://kinogrushko.com/luis-bunyuel-mlechnyiy-put-1969.html#more-1843