July 17th, 2015

(no subject)

339. ЛУКИНО ВИСКОНТИ, «ТУМАННЫЕ ЗВЕЗДЫ БОЛЬШОЙ МЕДВЕДИЦЫ», 1965
17.07.2015, пятница, 00:37

Ну наконец-то, спустя почти два года с того момента, как я начал вести Кинодневник, руки дошли у меня и до Висконти. Странно: за эти два года я смотрел его немного, а ведь очень люблю и ценю этого режиссера. Правда, была у меня отчаянная попытка посмотреть полный вариант картины «Людвиг», в которой пять, что ли, серий, но, увы, не хватило терпения. А вчера я сидел и думал: что бы эдакое поглядеть? Включил даже «Репортера» Антониони, но что-то отвлекло. А потом включил «Туманные звезды Большой Медведицы» и понял, что на сей раз обязательно досмотрю до конца.

Лукино Висконти одинаково хорош и в костюмных фильмах, и в историях из 40-х — 70-х годов. Висконти эстет до кончиков ногтей. Его герои всегда красивы и желанны. Но им самим от этого не легче. В рецензируемой картине блистает одна из самых красивых женщин мирового кинематографа — Клаудия Кардинале. Она играет молодую жену предприимчивого американца по имени Сандра. Она сказочно красива и отнюдь не бедна. Но в душе у нее ад, который будет сопровождать ее всегда, и зачатки этого ада уходят корнями в ее несчастное детство, о котором персонажи разговаривают на всем протяжении фильма. Сандра и ее брат Джанни рано остались без отца. Он умер страшной смертью — сгинул в Освенциме. С той минуты ни Сандра, ни Джанни уже никогда не были счастливы. Они замкнулись и сделались колючими. А впереди было много разочарований и минут призрачного покоя. Но покой это тоже не про них. Сандра не забыла ничего из того, что ей довелось пережить в детские и юношеские годы. Позже она встретила своего американца и постаралась забыться на его плече. Но американец не был тем человеком, который мог дать ей любовь и забвение. И вот по прошествии времени Сандра снова встретила своих скелетов в родовом поместье, куда приехала, сама не зная, зачем.

Это и есть одна грань истории, рассказанной Висконти. Потому что присутствуют и другие грани — чувства Джанни, чувства американца и прочих персонажей. В первых кадрах фильма мы видим шикарную вечеринку, которую устроили Сандра и ее муж. Множество красивых людей сидят в просторной комнате, пьют напитки и ведут светские беседы. Здесь есть все, что нужно для хорошего вечера, кроме одного — чувства беспечности. Сандре это чувство просто не знакомо. Ее глупый муж беспечен до поры. А впереди роковая поездка в родовое поместье. И многое откроется беспечному американцу, но хуже всех придется несчастным Сандре и Джанни.

Фильм хорош и тем, что зритель открывает тайны злополучной семьи не сразу, но постепенно. Вначале мы смотрим, к примеру, на Джанни и думаем: вот ведь придурок! Потом мы осуждаем Сандру. Но проходит время, и мы начинаем им сопереживать. Висконти никогда не рассказывал простых историй. Он любит запутывать зрителя в свои драмы и трагедии как в паутину. Напряжение нарастает, а зритель и не понимает, отчего все вдруг стало так невесело, ведь еще двадцать минут назад он смотрел всего лишь на красивую жизнь красивых людей. И в этом поступательном движении боли отчасти и заключается мастерство великого Лукино Висконти.

http://kinogrushko.com/lukino-viskonti-tumannyie-zvezdyi-bolshoy-medveditsyi-1965.html#more-1292

(no subject)

ИЗВОЛЬТЕ, ВИТАЛИК ГРУШКО…

— Извольте, Виталик Грушко, объясниться! — гневно громыхнула учительница по биологии, склонившись над его партой.
Грушко испуганно поднял голову. Класс затих, предвкушая скорую расправу.
— Что это за словечко вы нацарапали на парте? Потрудитесь произнести при всем классе.
Пятиклассники навострили уши. Они знали, что Виталик Грушко если уж что-то и нацарапает на парте, то не какую-нибудь банальность типа «хуй». Но что? Было интересно.
Грушко не знал, где сидел. «Сейчас меня попрут из школы», — подумалось ему.
— Вот-вот, — угадывая его мысли, сказала учительница по биологии. — Сейчас вас попрут из школы.
На парте было нацарапано слово «клитор». Пятиклассникам знать это слово не полагалось, но Грушко кое-где его вычитал.
— Ну так что? Взять вас за ушко да на солнышко? — продолжала измываться над ребенком учительница.
— Не надоть, — по-деревенски залепетал Грушко.
— Не лопочите по-деревенски!
— Слушаюсь!
— Где вы услышали это слово?
«Что же за слово? — напряженно думали пятиклассники. — Пусть нам скажут!»
— Так где вы услышали это слово?
— Я читал рукописи академика Лысенко и там на него наткнулся.
— Что?!! — захрипела биологичка. — Откуда у вас эти рукописи?!!
Она даже пукнула, но пятиклассники не посмели смеяться.
— У меня дома чемодан рукописей Лысенко, — сказал Грушко.
— Ч-что? Рукописи великого очкара-биолога? Подите домой и принесите их мне!
Грушко пошел к двери.
— А за рукописи, Грушко, я поставлю вам сегодня тройку с минусом. Нет, тройку с двумя минусами. Тройка с минусом это для вас слишком жирно.
Дальше дело было так. Грушко принес чемодан. Учительница ночью прочла все рукописи. Там, помимо прочего, говорилось, как можно вырастить в цветочном горшке настоящую американскую марихуану. Биологичка тут же ее и вырастила. И вот…
В класс вошла патлатая девка с гитарой. Пятиклассники с трудом узнали в ней учительницу по биологии.
— Peace & Love!!! — сказала она. — У меня билет до Фриско. Прощайте!
И ушла навсегда.
…Ее следы всплыли в США. Она устроилась гитарным техником у Джона Фогерти. Пожелаем же ей счастья!

17.07.2015