May 10th, 2015

(no subject)

РАССЫПЧАТАЯ КАРТОШКА

— Слушай, Билл, ты здорово мне помог. Я был по уши в дерьме, а ты спас мою задницу!
— Да, Гленн, я всегда вытаскиваю твою задницу из переделок.
— Если б не ты, Билл, тот громила пристрелил бы меня из своего кольта!
— Точно, Гленн, уж он бы надрал тебе задницу.
— Это всё из-за Луизы. Но ты здорово спас мою задницу, Билл!
— О да, я прикрыл твою задницу.
— Я прямо задницей чуял, что будет заваруха…
— А тут подоспел я и спас твою задницу!
— Слушай, а ведь мы оставили того громилу без кольта. Он так и сидит там в баре.
— Точно, Гленн.
— Пойдем и надерем ему задницу!
— Давай.
— Нет, правда? Мы просто войдем туда и надерем ему задницу!
— О’кей.
И друзья пошли.
Громила действительно сидел в баре, но это был не совсем бар. Это был русский ресторанчик в Бруклине.
— Что-то мне не нравится здесь, Билл.
— Да, паршиво здесь, Гленн.
— Нам могут надрать задницы…
— Как пить дать.
— Давай прикинемся котом Леопольдом и Пиноккьо!
— Чур я Пиноккьо!
Друзья сели за столик и спросили яичницы с беконом.
Официант прибежал на кухню и закричал:
— Там кот Феликс и кот Филофей! Они хотят яичницы с беконом.
Повар сказал:
— И как только земля носит этих котов. Пусть едят рыбью требуху.
— Но… — попытался возразить официант.
А дедушка Игорь Палыч потряс перед его носом своим двадцать первым пальцем и произнес короткую речь.
Из этой речи следовало, что та самая рассыпчатая картошка, политая маслицем и посыпанная укропом; та картошечка, при одной мысли о которой Ванесса Парадиз слезла с диеты и съела той самой картошечки; так вот эта картошечка, да под ледяную водочку, да с котлеткой по-киевски, да и вообще — что с тобой разговаривать, глупый официант?!!!! Бери сорок пятый калибр и пристрели Чучело-Мяучело и поросенка Порки! Ты слышал? Кругом, ать-два! И пусть здесь Бруклин, а не Тетюши, но мы еще поучим их уму-разуму! Ать-два, туда и обратно!
И Биллу с Гленном здорово надрали задницы.

10.05.2015