April 2nd, 2015

(no subject)

282. ЭНТОНИ СПИНЕЛЛИ, «TALK DIRTY TO ME», 1980
02.04.2014, четверг, 17:08

Хоть изредка надо писать и о порнофильмах. Я уже где-то говорил о том, что на излете 70-х они были весьма неплохи. Присутствовали сюжетные линии и кое-какая актерская игра. В рецензируемой картине главную роль играет Джон Лесли, человек в Америке популярный; у нас же почти никому неизвестный, ибо у нас порно 70-х смотрят разве что упертые идиоты вроде меня. Но ладно. Для начала обозначим бэкграунд. Перед нами провинциальный американский городок, куда приезжают два друга. Один — матерый бабник; и его друг — лоховатый парнишка. Кругом пляжи, шикарные строения, ларьки с хот-догами, кинотеатры и много красивых женщин. Друзьям того и надо. Они приехали погреть косточки под щедрым американским солнцем. Они одеты в потертые джинсы и легкие рубахи. Все вокруг носят бакенбарды и бороды. Главный герой чуть небрит, что прибавляет ему шарм. И он развивает в городке активную деятельность, попутно уча друга-лоха, как надо клеить девушек.

Ну, понятно. Режиссер с удовольствием демонстрирует сцены совокуплений, снятые, впрочем, по сегодняшним меркам довольно невинно, потому что к 1980 году канон еще не устоялся и растягивать такие сцены на полчаса экранного времени нужды не было. Всё происходит быстро и бодро. Наконец в кадре появляется изящная красотка, которую на кривой кобыле не объедешь, и тогда наш Джон Лесли и говорит другу: «Тут мне нужно три дня. За три дня я ее соблазню». И начинает соблазнять. Действует он довольно топорно, хотя и с претензией на наличие хороших манер. Он как бы невзначай попадается красотке на глаза, да не где-нибудь, а возле кинотеатра. Тут он разливается соловьем насчет того, что любит старые добрые фильмы вроде «Касабланки», и тем самым сеет зерна похоти в душе своей будущей добычи. Надо добавить, что интрига, разрабатываемая авторами фильма, отнюдь не сводится к стремлению показать как можно больше голого секса. Секс присутствует как необходимый ингредиент, но помимо него есть и другие сцены, работающие на развитие сюжета и обнажение конфликта. Вот недавно я говорил о фильме «Кошмар на улице Вязов». 80-е годы оказались чрезвычайно плодотворными для жанрового американского кино. Ужастики, боевики и комедии выходили часто и год от года становились все лучше. А порнофильмы делались хуже некуда. Почему? Сейчас объясню.

В 70-е годы такие картины шли в специальных кинотеатрах. Это обязывало режиссеров выдавать пусть не совсем идеальный, но более-менее качественный продукт. В начале 80-х в Америке в каждом доме появились видеомагнитофоны. Люди начали смотреть порно, уединившись в комнатах с задернутыми шторами. Теперь от порно требовалось лишь одно: оно должно было как следует возбуждать мужчин с неустроенной личной жизнью. Поэтому режиссеры начали стряпать фильмы без сюжетов и без конфликтов. Стиль 70-х ушел в прошлое. Искусство ушло из порнографии. Выработался ужаснейший канон. То, что раньше олицетворяло бунт против моральных устоев, стало лишь средством для самоудовлетворения. В порнокинотеатры уже никто не ходил — все стали смотреть порно, запершись в спальне. И жанр рассыпался на безвкусные поделки. У картины «Talk Dirty To Me» появились нелепые продолжения. Но они были одно хуже другого. И к началу 90-х годов искусство из порноиндустрии ушло почти окончательно. Были, конечно, исключения, но в целом картина пожухла. Сюжеты перестали радовать потребителей фильмов для взрослых; в итоге они сошли на нет. Появились дурацкие клише. И некогда бравый Джон Лесли и ему подобные растеряли всю свою грубую романтику. Прогресс сожрал хорошее начинание, очередная иллюзия потерпела крах…