March 20th, 2015

(no subject)

276. ТАМАШ ТОТ, «ДЕТИ ЧУГУННЫХ БОГОВ», 1993
20.03.2015, пятница, 18:54

Вот я снова в эфире. Была досадная задержка. На ноутбуке полетела клавиша «а», а без нее, сами понимаете. Теперь на вертушке Фрэнк Заппа (Hi, boys and girls, I’m Jimmy Carl Black and I’m the Indian of the group), и говорим мы о культовом российском фильме, снятом венгерским режиссером. Сценарий написали Петр Луцик и Алексей Саморядов, самые талантливые парни в независимом кино 90-х, и обоих, увы, уже нет в живых. Теперь надо вкратце накидать зачин картины. Тут зима и уральский городок. Военный сталелитейный завод. Нравы дикие, в ходу спирт и самогон. Рабочие не знают куда себя деть: воруют баранов из ближних стойбищ, грабят поезда и устраивают бои без правил. Чернуха? — спросите вы. Нет, — отвечу, — отнюдь. Это сказка. Сказка с неприглядной реальностью, а еще вестерн. Буду это объяснять.

Возьмем для примера картину «Маленькая Вера». Тоже маленький городок и беспредел. Но «Маленькая Вера» это фильм реалистичный. А у Тамаша Тота играет фантазия. Да, атмосфера недружелюбная. Либо тесные заводские помещения, либо занесенная снегом степь, где запросто можно заработать снежную слепоту. Трудяги мрачны. Развлечений, нормальных человеческих развлечений, ноль. Но все равно это сказка. Сказка про видного работягу по имени Игнат (Евгений Сидихин), который пытается адаптироваться в существующих условиях. Данные для этого у него есть. Он умеет и драться, и пить. Он ловкий, сильный, красивый. Кстати, только Сидихин из всех российских актеров умеет быть брутальным, делая виноватые глаза. В общем, его Игнат полностью принимает нескладный разбойничий заводской мир. На судьбу жаловаться не время. Всего-то и надо, что научиться в этом мире выживать. То есть хлестать спирт и не подохнуть от этого. Спереть барана и убежать, чтобы не зарезали. Подраться с пришлым здоровяком и отделаться одними царапинами.

Игнат как Иван-дурак, который пробует сказочную реальность на ощупь. Как вести себя в сказке? Во-первых, не хамить нищим и убогим; они ведь за это подарят тебе волшебный клубок и меч-кладенец. Во-вторых, не верить завистливым братьям — они могут бросить в колодец и увести невесту. Ну и перед царями шапки не ломать, а перед Горынычем не дрожать подобно осиновому листу. Наш Игнат все это знает. Он берет баранов, женщин, барахло. Он может хлестать спиртягу. Он дерется как лев. И он становится принцем на этом Богом забытом заводе. И наблюдать за его похождениями очень и очень интересно. Потому что Луцик, Саморядов и Тот сделали отменное кино. Придумали мрачную сказку. Вот прямо как Толкиен придумал хоббитов. Вывернули хмурь российскую наизнанку. А что невеселой получилась картина, так это не беда, как русский мужик в старину говаривал. Кстати, Тамаш Тот характер русского мужика считал на раз. Недаром же он венгр))))

(no subject)

РЫЦАРЬ КОНСОМЕ

В 60-е годы XIX века в Дании жил один мудак. Его звали Пер Хухля. Он взял белый холст и написал на нем: «Поскольку я весь такой мудак и никто меня не любит, то не хочу отдуваться один. Пущай в 1979 году в России родится такой же мудак, и пусть он упомянет меня в каком-нибудь рассказе». Тут краска у Пера Хухли кончилась, и он спустился в столовую поесть супу с клецками. Ночью он улегся на свою софу, уснул и увидел рыцаря Консоме.

Рыцарь Консоме не захотел с ним разговаривать и тут же уехал. Но Пер Хухля его запомнил.

В следующую среду он купил ведерко краски и продолжил свои записи. «Я видал рыцаря Консоме. Он неучтив. Но мне не привыкать, со мною все неучтивы».

Пер Хухля так и вел свои записи на белых холстах. Потом он оклеил этими холстами все стены в своем доме. И вот пришла к нему веселая барышня. Она тоже была неучтива с Пером Хухлей. Но тут она увидела запись о рыцаре Консоме. А надобно знать, что ей цыганка в детстве напророчила мужа, который собственными глазами видел рыцаря Консоме. Но ведь никто кроме Пера Хухли его не видел. И барышня вышла за Пера Хухлю замуж. И они зажили припеваючи.

Здесь история не заканчивается. Некто, родившийся в 1979 году в России, тоже хлебнул порядочно. А потом встретил на выставке работ Лукьяна Хрущева девку Парамонец и сказал ей, грассируя подобно французу:

«Вместо р ы ц а р ь я произношу р ы ц у а р, так и запомни».
«А мне похуй».
«И тем не менее, р ы ц у а р».
«Я ж говорю, мне похуй».
«И все же: р ы ц у а р».

В тот же миг рыцарь Консоме, который томился на одной из картин Лукьяна Хрущева (он был написан акварелью) получил от Бога вольную, сошел с картины и искрошил всех присутствующих в кооооопусту. Потом он набрал сырой печени и съел ее. Вот какие жуткие дела творятся на планете Земеля. И все же:

Р Ы Ц У А Р

20.03.2015