March 9th, 2015

(no subject)

272. СЕРГЕЙ ЮТКЕВИЧ, АНАТОЛИЙ КАРАНОВИЧ, «МАЯКОВСКИЙ СМЕЕТСЯ», 1975
09.03.2015, понедельник, 12:28

Эх, закрома Госфильмофонда буквально ломятся от отличнейшего кино, по разным причинам еще не посмотренного — ходи да подбирай. «Маяковский смеется» это штучный товар. Ничего похожего ни до ни после в советском кино не было. Сейчас поясню. Во-первых, это документальный фильм; во-вторых, это фильм игровой; в-третьих, он анимационный; в-четвертых, — музыкальный; в-пятых, атмосферный. Та самая атмосфера времен НЭПа, театра Мейерхольда, вечеров в Политехническом, диспутов и буффонады хлещет здесь через край. И над всем этим великолепием реет красный пиратский флаг с физиономией Агитатора-Горлана-Главаря, великого советского поэта Владимира Владимировича Маяковского. Маяковский курит вкусную папиросу и изобличает всё то, что ненавидит всей душой. А помогают ему актеры Леонид Броневой, Галина Волчек, Ия Савина, Михаил Глузский и Юрий Чернов плюс еще отменные музыканты, художники и комментатор Алексей Яковлевич Каплер.

О Каплере разговор особый. Это человек необыкновенный судьбы. Маяковского он знал лично. Он крутил роман с дочерью Сталина Светланой Аллилуевой. Разгневанный Сталин отправил Каплера в лагеря. В 53-м его реабилитировали, он зажил в Москве, продолжил писать сценарии и крутить романы. И вот появился в картине «Маяковский смеется». Каплер сидит на стуле в большом павильоне, мимо бегает киношный люд, а он рассуждает о том, что мещанство, против которого в 20-е так горячо выступал Маяковский, наконец-то искоренено. И не поймешь — в шутку он говорит или всерьез. Слишком уж у него модный пиджак. Такие пиджаки, следуя его логике, только мещане и носили. И, между прочим, купить такой пиджачок в 75-м было ой как непросто. Но ладно. Время от времени Каплер удаляется, и актеры начинают разыгрывать «Позабудь про камин» и «Клопа». Пьер Скрипкин собирается играть свадьбу. Он пижон и мещанин. Кругом суматоха и мультипликация и отменные песни. И вот, согласно сюжету, Пьер Скрипкин попадает в будущее.

Как быть авторам фильма? В советском будущем мещанства нет. Следовательно, нужно заново переписать финал. И Пьер Скрипкин отправляется в капстрану, где пьет в баре водку «Смирнов» и играет в боулинг. А потом связывается с коммуной хиппи. Этих самых хиппи авторы фильма тоже не жалуют. Хиппи тоже мещане. Их атрибуты — марихуана, электрогитары и девушки топлесс. В общем, загнивающий класс. И разыграно все это с той чрезмерностью, на которую в свое время были способны лишь молодые футуристы.

Час с лишним авторы обличают пошлость, которую олицетворяют мещане и хиппи. Время пролетает молниеносно. Больше других удивляет Леонид Броневой — у него здесь шикарный парик и очень необычное амплуа. О мультипликации я уж не говорю. Это, друзья мои, винегрет. Но это именно тот винегрет, что рождается у поваров-поэтов, которым не занимать энтузиазма. Увиденным я очень доволен и хочу, чтобы мои читатели тоже обязательно увидели этот фильм и услышали громоподобный смех Маяковского.

маяковский смеется