January 13th, 2015

(no subject)

250. АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ, «ЛЕВИАФАН», 2014
13.01.2015, вторник, 11:20

Читая ленту новостей в фейсбуке, я с удивлением обнаружил массу уничижительных оценок, касающихся картины Звягинцева «Левиафан». Казалось бы, фильм снят на должном уровне, перегружен всевозможными смыслами, выгодно отличается от многих современных беззубых поделок, и вот никак не радует наших блогеров. Я уж не говорю о том, что картина динамична и смотрится на одном дыхании — в отличие от огромного количества образцов так называемого интеллектуального кино. Впрочем, все вышеперечисленные достоинства это семечки по сравнению с тем, что фильм снят дерзко и содержит в себе определенный вызов — в наше время это дорогого стоит, да и вообще нонконформизм, пусть даже в самых умеренных дозах, никогда искусству не мешал.

Так вот. Многие говорят о том, что «Левиафан», помимо прочего, картина тяжелая и депрессивная. Она тупо портит настроение. Против сего высказывания можно привести массу доводов, из которых самым примитивным и грубым будет совет пойти и посмотреть одну из веселых серий «Моей прекрасной няни».

Что касается основной темы фильма, то здесь нет единой точки зрения. Поскольку авторы прозрачно намекают на то, что ключом к разгадке служит библейская Книга Иова, вероятно, интерпретаторам стоит плясать именно от этой печки. Однако рассказанную историю можно трактовать по-всякому, и это в первую очередь зависит от того, во что верят зрители, решившие докопаться до сути. Кто-то скажет, что главный двигатель всего произошедшего это Промысл Божий, кто-то упомянет закон сохранения энергии; для третьих же виной всему станет хаос. Так или иначе, речь здесь идет о мироустройстве, а представления о нем у каждого свои.

Но кто бы ни стоял за всеми бедами, которые обрушились на главного героя — Бог или Дарвин со своей теорией, одну тему, бьющую сильнее других, обойти нельзя. Это тема восторжествовавшего зла. Зла, победившего в конкретном маленьком городке, в конкретной большой стране, на конкретной планете. Зла, которое невозможно скрыть. Зла, которое идет рука об руку с властью. Обличение власть имущих и подтверждение старинной прибаутки, гласящей, что закон — тайга, выводят фильм за рамки интеллектуального деликатеса для интеллигенции. Этот посыл, безусловно, ясен каждому зрителю, и этот посыл бьет прямо в цель назло всем тем, кто утверждает, что картина фальшива, неправдоподобна и потакает вкусам ничтожных либерастов.

И удивительно еще и то, что рядом с темой всепобеждающего зла возникает тема Христовой любви, перевешивающей все мерзкие поступки, совершенные персонажами. Я имею в виду поступок семейной пары Поливановых и прежде всего Анжелы, которая на глазах у зрителя из вульгарной бабы превращается в прекрасную женщину, готовую стать матерью для неприкаянного подростка. Этот душевный порыв полностью загораживает то зло, о котором говорится на протяжении двух с лишним часов. Собственно, сказать мне более нечего, и я очень надеюсь, что изложил свою позицию четко и доступно.

левиафан