November 15th, 2014

(no subject)

223. МИКЕЛАНДЖЕЛО АНТОНИОНИ, «ЗАТМЕНИЕ», 1962

15.11.2014, суббота, 12:01

 

А не пора ль нам, други, вновь обратиться к Разумному, Доброму, Вечному, то бишь к Микеланджело Антониони? Уж в третий раз собираюсь о нем посудачить, а между прочим, о его равновеликом современнике Лукино Висконти написал здесь нуль рецензий. Несправедливо, но не беда это, как в старину русский мужик говаривал. И вот посмотрел я нынче ночью «Затмение». Посмотрел в третий, что ли, раз. Думал, что с головой окунусь в сию скучищу и возрадуюсь, как я радуюсь обычно, глядя нечто вроде «Диллинджера» Феррери или «Одиссеи» Кубрика. Но в этот заход что-то я подкачал. И подумал, что надо было все-таки смотреть «Ночь» или «Красную пустыню». «Приключение» смотреть было не надо, поскольку я о нем в свое время исчерпывающе рапортовал. Но ладно. «Затмение» так «Затмение». Тоже хлеб. Тоже сложно сказать новое слово в науке, поскольку киноведами картина изучена вдоль и поперек. Смотрел я, зная наперед, чем кончится, и думал: Это до какого же отчаяния нужно было дойти героям, чтобы вот так запросто наплевать на ненадежную синицу в руке. Надежных-то синиц не бывает, о чем они, вероятно, осведомлены. Тут уже моральное скотство получается. Это я не к тому, чтобы красным словцом блеснуть, а к тому, что возьмем, к примеру, Витторию. Ну здоровая же, блин, баба! Ну ведь так и пышет здоровьем! А хоронит себя заживо. Замуж надо, рожать надо, но… Вот не может. И не вправе мы судить ее, поскольку в ее шкуре не были. Да, на вид здоровая, но червь в душе уж завелся. Как и у молодого человека с моторчиком в жопе по имени Пьеро. Тут надо отвлечься и сказать, что кабы в те времена существовали айфоны и прочие гаджеты, то моторчик в его жопе работал бы раз в десять тысяч быстрее. А так только блокнот и ручка. И миниатюрный вентилятор, который условно можно назвать гаджетом. В общем, этому Пьеро тоже хреново. Разве что активный образ жизни спасает и более крепкая психика, нежели у Виттории. Ну что тут скажешь? Вот до чего капитализм доводит парней да девчат. Одни слезы. Жизнь-то прожигать нужно, пока молод! Не выходит, хоть зарежься. Почему? А потому, что не хлебом едином жив человек, то есть не одними плотскими радостями. Пьеро, положим, плотских радостей накушался до пуза, но даже ему, засранцу, для души чего-то не хватает. Не говоря уже о Виттории, которая есть существо воздушное и хрупкое. Нет у них ничего для души. И отсюда-то и произрастает то самое отчуждение, коим так знаменит Антониони. Нехорошее это слово: «Отчуждение». В печенки залезает и теребит хуже геморроя. А жизнь-то вокруг кипит! Люди вот на бирже за копейку давятся. Одну копейку и берегут, зная, что не подведет копейка. А получается-то иначе — костью в горле копейка становится. Вот потому здоровая девка Виттория и не может себе личную жизнь наладить. И не вывернется она из сей шарады. И Пьеро не вывернется. Не будет у них ничего, кроме копейки, так-то. Но ладно, уж больно менторский тон я взял, даже шутливо-менторский. Красным словцом отделался, не сумел по-другому. Ничего. Наверстаем.


затмение