September 5th, 2014

(no subject)

СТРОГИЙ ПРОФЕССОР КУМПФ

Строгий профессор Кумпф постучал прокуренным ногтем по корочке моей зачетки. Я почесал глаз, выпятив не менее прокуренный ноготь.
Нам обоим отчаянно хотелось курить. Экзамен шел уже шесть часов. За дверью сидели немецкие овчарки и караулили. Ближайшие четыре часа о куреве нечего было и думать.
— Так вот, Грушко, — прошамкал профессор Кумпф, — предметом вы не владеете.
Я мысленно послал его куда подальше.
— Знаете, что будет дальше? — спросил он. — Я влеплю вам неуд. На пересдаче я влеплю вам еще один. Потом еще. Потом вы отправитесь на комиссию. Председателем будет Ута Генриховна Кёпке. Она защищала у меня кандидатскую. Будьте уверены: она тоже влепит вам неуд. Вас отчислят. После чего вы пойдете служить срочную. Вот так, молодой человек.
Я выжидательно молчал, зная, что последует продолжение.
— Впрочем… — сказал профессор Кумпф и закашлялся как чахоточный.
Откашлявшись, он продолжил.
— Я дам вам задание. Это будет непростое задание. Если справитесь, получите «удовлетворительно».
Я молчал.
— Начну издалека, — сказал Кумпф…
Тут он коротенько рассказал мне об Адаме и Еве, Вавилонской башне и Навуходоносоре.
— Таким образом бразильцы отсняли триста семьдесять («Ага! Да ты из Уфы!» — возликовал я, услышав «семьдесять») часов «Рабыни Изауры». И не просто триста семьдесять часов, а триста семьдесять академических часов, что мне как академику особенно отрадно. Так вот. Возьмите у секретарши видеокассеты с материалом и просмотрите все триста семьдесять часов этого шедевра. Не забывайте вести конспект. Помните, что конспект это костыль. По истечение срока придете ко мне и отчитаетесь. Я прогоню вас по всему материалу. Свободны.
Я вышел на улицу и закурил.
«Рабыню Изауру» я нарочно смотрел в темных очках. Конспект же вел размашисто и неаккуратно. Но не поленился зарисовать физиономии всех рабовладельцев.
Профессор Кумпф назначил мне переэкзаменовку у себя на квартире. Он налил себе чаю с ромом, а мне предложил ломтик соленого арбуза. Он уселся в плетеное кресло и бросил:
— Докладывайте!
Через пень-колоду я рассказал ему все, что знал.
— А что? Неплохо! — оживился он. — Давайте зачетку.
Он поставил мне «удовл» и принялся разглядывать мои оценки за прошлый семестр.
— Ага! А по физике у вас «отлично»!
— Я физик, — скромно сказал я.
— Ах так?
Я уточнил:
— Физик-ядерщик.
— Слушайте, — зашептал вдруг Кумпф. — Не могли бы вы мне по знакомству раздобыть счетчик Гейгера? Сколько это будет стоить?
— Тридцать барыге и сорок мне за труды, — сказал я единственно ради того, чтобы услышать как он озвучит всю сумму.
— Стало быть семьдесят, — неожиданно блеснул он произношением.
— Да. — Я был весьма разочарован от того, что он не сказал «семьдесять».
— Добро! — Кумпф ударил себя кулаком по жопе. Раздался треск. Выбежала горничная. Выбежала такса. Выполз удав. Выполз паук. Вылетел граф Дракула. Товарищ Суслов вонзил нож мне в спину. Прощайте, друзья! Я никогда не вернусь и никогда не стану прежним.

05.09.2014