July 14th, 2014

(no subject)

158. МАРИО МОНИЧЕЛЛИ, «МАЛЕНЬКИЙ ГОРОЖАНИН», 1977
26.06.2014, четверг, 21:49

Накопилось большое количество фильмов, которые я успел посмотреть, но о которых не успел написать. Эти пробелы нужно заполнять, хотя мне больше нравится писать по горячим следам, то есть сразу после просмотра. Но делать нечего, нужно как-то отдавать долги. Посему сейчас я поставлю на вертушку какого-нибудь Заппу и расскажу кое-что об одном из главных фильмов режиссера, чьи картины в последнее время гляжу с неслыханной жадностью. Да, Моничелли — классный дядька, доложу я вам. Ну-с, приступим.

Перед нами трагикомедия. (На вертушке, между тем, «Zoot Allures»!!!) Даже, скорее, трагедия. Нет, тут есть смешные эпизоды. Они касаются всяких итальянских социальных проблем. Трудно устроиться на хорошую работу и трудно на ней удержаться. Унижение перед начальством как способ не слететь с занимаемой ступеньки. А история такова, что главный герой (Альберто Сорди) хочет устроить своего великовозрастного сынишку на хлебное место. И вот герой носится со своим сыном как с писаной торбой. Все свои силы ветерана Итальянского Сопротивления он тратит на то, чтобы кому-то угодить, а кого-то подбить на участие в судьбе любимого чада. Приходится даже вступить в масонскую ложу (эпизод с масонами один из самых смешных в картине). В общем, всё ради сына. А сын возьми да и помри. Вернее, погибни от шальной пули грабителя. И всё, и конец надеждам. Жизнь разом теряет смысл. Остается только стенать и желать убийце скорейшей, но и мучительной смерти. В отношении последнего судьба подбрасывает старику подарок. Герою Сорди удается выследить убийцу собственного сына, дать тому по башке домкратом и привезти в рыбацкий домик. В этом домике убийцу можно помучить, а потом убить. Одним словом, начинается сущий «Ворошиловский стрелок», и вот на различия между «Стрелком» и «Горожанином» хотелось бы сделать особый акцент.

Герой Михаила Ульянова идет на преступление потому, что в России не работает закон; герой Альберто Сорди идет на преступление потому, что морально деградирует. Герой Ульянова борется за справедливость; герой Сорди потакает собственному помешательству. Сорди играет человека, подобного наседке. Он кудахтал-кудахтал над высиженным яйцом, а когда его потерял, слетел с катушек и забегал, хлопая крыльями, по улице. Он стал жестоким, но что еще хуже — стал неадекватным. Таким образом сюжет «Маленького горожанина» из социальной комедии перерос в экзистенциальную драму. Концовка фильма (о которой я рассказывать нарочно не стану, потому что и так уже пересказал весь сюжет) только подтверждает, что в жизни старого солдата не будет не то что справедливости, но и достойной старости. В момент смерти своего сына он разом потерял всё — и счастье, и рассудок.

А Италия продолжает жить и в ус не дуть. И по-прежнему подчиненные лебезят перед начальством и стремятся опустить свой зад на теплое насиженное местечко. Впрочем, «Маленький горожанин» это ведь не только про Италию… Да, и еще: был ли герой Сорди адекватен до смерти сына? Ведь звериная жажда мести сродни звериному желанию дать теплое насиженное местечко своему чаду. Вот о чем стоит поразмышлять.

159. ЕВГЕНИЙ ТАТАРСКИЙ, «КОЛЬЕ ШАРЛОТТЫ», 1984
28.06.2014, суббота, 20:43

Отличнейший советский детектив про то, как бандиты собрались заныкать старинное колье, по легенде изначально принадлежавшее Петру I, а затем принцессе Шарлотте. Шик заключается в том, что за бандитами охотятся вовсе не сотрудники милиции, а сотрудники КГБ. Во главе чекист Серёгин в исполнении Кирилла Лаврова. Его неопытного напарника играет Вадим Ледогоров. Ну а самого злого и жестокого бандита — непривычно молодой Юрий Кузнецов. Сами понимаете, что советский детектив с Лавровым и Кузнецовым пропустить было никак невозможно. Фильм трехсерийный, и здесь рассыпано много отличнейших эпизодов. Есть эпизод, где Серёгин говорит, подражая Ленину, да еще и рукой эдак делает — такая вот смелая шутка от Лаврова, которому до этого приходилось играть вождя. Вообще позднесоветский детектив это явление во всех отношениях познавательное. Во-первых, авторы таких картин умели закручивать сюжеты не хуже французских или американских выскочек. Во-вторых, могли поднимать довольно острые проблемы — цензура это разрешала, потому что надо ведь где-то и пар выпустить. В-третьих, как правило собирали отменные актерские составы. В-четвертых, изощрялись как могли в изображении недоступной простым советским людям сладкой жизни. Ну и так далее. Идеологически же фильмы были выдержаны верно. Вот, к примеру, следователь Серёгин. Ну что тут скажешь? Чекист вроде и есть чекист. А вот — хитрюга, цитирует запросто Монтеня вкупе с Дзержинским (неплохая парочка!), подкалывает коллег, читает нравоучения, да еще и носит при себе дорогую заграничную зажигалку, хотя и не курит. То есть пижон и себе на уме. Думаю, что Лавров просто купался в этой роли. Интересный же, блин, характер. Или бандит (Юрий Кузнецов). Охарактеризовать Кузнецова, да и его героя можно с помощью одного весьма емкого слова — мужичок. Да-да, именно мужичок и ничего больше. Но зато какой человечище! Внешне неприметный, с такой русской-прерусской физиономией, невысокий, коренастый, а сам при случае может и нож в дело пустить, и в морду дать, и еще любого вокруг пальца обведет. К тому же страдает экзотическим для показушного СССР недугом — наркоман. Мы-то привыкли к тому, что Кузнецов — мужик лет пятидесяти с хвостиком, а здесь ему еще и сорока нет. Но такие как он и в молодости смотрятся стреляными воробьями. В общем, отменная роль, ничего не скажешь. Ну и под конец хочу упомянуть о великолепной актрисе Валентине Воилковой, сыгравшей в картине молодую прожигательницу жизни и по совместительству сестру погибающего (от рук героя Кузнецова, разумеется!) спекулянта. Я знаю не слишком много ее ролей, но ее красота всегда меня поражала. Фильм «Колье Шарлотты» это фильм о людях, стремящихся к роскоши, поэтому роскошные женщины неминуемо должны были промелькнуть в сей истории. Ну и самой роскошной оказалась героиня замечательной Валентины Воилковой, за что ей большое человеческое спасибо. А глупого чекиста Серёгина только на то и хватило, чтобы прочесть красотке дурацкую нотацию. Но и его понять можно — чекист ведь гульнуть по-человечески не может, зато на нотации горазд. Наверное, это и правильно.