May 27th, 2014

(no subject)

1973 год. Восточный Берлин. Блестящий советский офицер вышел из здания посольства и посмотрел на часы. Часы были командирские, советского производства. Они показывали четыре часа пополудни. Офицер задумался. В гарнизон идти было еще рано. Он решил заглянуть в пивную и пропустить кружечку отменного немецкого пива.
Приветливый хозяин заведения проводил офицера за столик у окна. Здесь в Восточном Берлине любили русских. Официант поставил на столик блюдо с мелкими закусками и кружку ледяного светлого пива. Еще он хотел поставить на столик пепельницу, но офицер на хорошем немецком сказал, что он не курит. В заведении заиграла музыка. То была «Лили Марлен», чрезвычайно популярная у немцев.
Вдруг двери распахнулись. В пивную ввалился обдолбанный тип в узких джинсах и кожаной куртке. Он носил неопрятные усы, был небрит и прыщав. Он был гей и представитель богемы. Он приехал сюда из ФРГ по своим гейским делам.
Увидев офицера, гей задрожал. Офицер был очень красив. Гей возжелал офицера. Несколько прыщей на его лице лопнули. Гей подскочил к офицеру и что-то ему сказал. И тут же получил два коротких удара в печень. Советские офицеры никогда не давали себя в обиду.
Офицер встал и посмотрел на командирские часы. Гей валялся под столом и блевал. Офицер кинул на столик 60 пфеннигов и ушел прочь. «Ну что же ты, Райнер?» — с укоризной сказал гею хозяин. Райнер плакал. Начиналась наркотическая ломка. Нужно было писать очередной сценарий и приступать к съемкам очередного фильма. «Неужто я больше никогда его не увижу?» — подумал он, глотая слезы.
Райнер умер спустя девять лет. Советский офицер продолжал честно служить. Когда он стал подполковником, его вызвали в Кремль. «Такая загогулина, понимаешь», — сказал ему главный русский пахан. И офицер взял бремя ответственности за великую Россию на себя. Ему не было страшно. Русским офицерам неведом страх.

22.05.2014

Нудистский пляж утоп в снегах,
Ушли нудисты на зимовку,
В обмотках рваных на ногах
Я чищу старую винтовку.

Вода покрылась коркой льда,
Макар пробить ее мечтает,
Ты лучше посмотри туда,
Где след олений исчезает.

Идут неспешно мужички,
Купили водку, хлеб и сало
А там вдали ревут бычки —
На всех одной коровы мало.

Пейзаж мой русский! Русский царь
Умчал смотреть актрис в театр.
А из земли торчит фонарь.
На нем повешен агитатор.

27.05.2014