May 13th, 2014

(no subject)

136. ДАСТИН УЭЙД МИЛЛС, «ДИЗАЙНЕРСКИЕ ЗОМБИ», 2013
13.05.2014, вторник, 15:38

Однако ж, судырь ты мой, подоспела пора вновь взять шутошный тон, ибо не всё ж распинаться о пышных предметах – надо бы и побаловаться слегонца. Это ведь и в геморроидальном отношении небесполезно, да и коловращенье людей, и прочая, прочая…  Вот картина, на которую серьезный критик глянет свысока, да и правильно сделает, поскольку ни уму ни сердцу сия поделка пищи не обеспечивает. Но я-то не серьезный критик; я вообще не критик, а простецкий искатель развеселых сюжетцев. Посему и нарыл в сети относительный свежак – трэш про наркотики, зомби и сиськи. Всё тут идет чин чином. Хлещет кровища, откусываются носы, и со стен свисают кишки невинных жертв. Чем же сей кунштюк интересен? Поверишь ли, судырь ты мой, вообще ничем! Речь идет о дизайнерских наркотиках, кои в оригинале здесь атрибутированы как bath salt. Нью-йоркские джанки жрут, вернее, курят эту самую bath salt, после чего мочат друг друга в самых неприглядных вариациях. Всю дорогу они слушают моднейший америкосовский панк-рок и хардкор. Ну и еще здесь есть дебелые девушки, щедро вскормленные на гамбургерах, и вот они соблазнительно сотрясают всем тем, чем полагается добрым девицам сотрясать. Сделано всё это великолепие практически в одно жало неким Дастином Миллсом, который далеко пойдет, ежели будет так продолжать. Ну а я хочу заметить, что трэш-фильмы вещь в искусстве первостепенная. Посмотришь – словно вареник съешь. А иной раз и задумаешься о том, что вот ведь где сермяга-то зарыта – в трэш-фильмах, а не в любезнике Никите Михалкове, который, впрочем, скоро обещает продолжить традиции упомянутого Дастина Миллса, ежели вся та хрень, о которой он вещает со своего бесогона, воспринимается им как та самая правда, кривду поправшая и над отчизной нашей воссиявшая. Такие вот пироги.

зомби

(no subject)

137. АЛЕКСЕЙ ГЕРМАН, «ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ», 2013
13.05.2014, вторник, 22:25

Ничего похожего на последнюю картину Алексея Германа в киноискусстве, да и в искусстве вообще доселе не было. Теперь есть. Когда-то ведь и Венеры Боттичелли не было, а Боттичелли взял да и написал Венеру. Понимаете, к чему я веду? На наших глазах появилось нечто принципиально новое. Появилось то, от чего неминуемо будут отталкиваться следующие поколения художников. И от этого никуда не деться. Да, смотреть фильм тяжело. Да, смотреть его противно. Но столь убедительной и оригинальной картины мира вы все равно не сыщете больше нигде. Искусство не обязано быть доступным и приятно пахнущим. Оно развивается по своим законам. А вперед его толкают проводники, из чьих голов торчат антенны, улавливающие сигналы Небес. Одним из таких проводников был Алексей Герман.

Теперь ближе к делу. Я полагаю, что хитрый сюжет, а вернее, хитрый риторический вопрос, поставленный Стругацкими в их тексте, отнюдь не доминировал, когда Герман замышлял картину. Герману очень хотелось показать Средневековье. Свое Средневековье. Средневековье изображали многие великие художники, и вот Герману захотелось тоже высказаться по этому поводу.

Важно, что действие происходит на другой планете. Не было привязки к какому-то конкретному периоду времени. Это не времена Атиллы и не времена Пипина Короткого и даже не времена Ивана Грозного. Это абстрактное Средневековье, рисуя которое, не нужно глядеть в учебник по истории. Нет христианства и не было античности. Выдумывай не хочу!

От какой печки плясал Герман? Что стоит в основе его Средневековья? В основе – отсутствие гигиены. Герман показывает людей, которые не подтирают жопу и не чистят зубы. (Кстати, на тех, кто чистил зубы, еще в начале XIX века смотрели как на придурков, есть в литературе такие свидетельства.) Так вот. На отсутствии гигиены Герман и выстроил свой мир. Потом приплел неумеренную жестокость. И добавил проблематику, поднятую Стругацкими. Ну и снял всё это так, как до него никто не снимал. И получилось Кино.

Вообще в жизни Герман был человеком, рано растерявшим иллюзии. Скорее всего, он так и мыслил нашу жизнь. Именно так, как показал в своем фильме. Ничего хорошего в такой жизни нет. Есть только звериное желание подольше не подыхать. Потому что еще неизвестно, что ждет тебя т а м. А к говну можно привыкнуть и даже его не замечать, как ни печально это звучит.

О картине Германа критики говорят очень деликатно. Напрямую не хвалят, но и ругать остерегаются. Фильм не то чтобы многих разочаровал, но элементарно не понравился. Но это ничего. Он все равно останется. Дайте срок, и он станет в один ряд наравне с многими шедеврами. И вполне вероятно, что картиной «Трудно быть богом» будут обозначать новую (и потому нам еще не ведомую) веху в искусстве.


герман