April 29th, 2014

(no subject)

ДЕВКА СО СВЕРЛОМ

Сижу я как водится дома и собираюсь выпить чаю с бубликами. Тут всё упирается в мой уклад. Люблю и чай, и бублики. Сахару не жалею. Включил радиоточку, а там постановка «Незнайка на Луне». В общем, налажен быт. Вечор выспался, бороду расчесал, красную рубаху надел. Хорошо!
И тут звонок в дверь. Я уж знаю, что это Евдокия. Больше некому.
Открываю дверь.
— Ну, здравствуй, Евдокия. Разве что чаю с дороги?
— Погоди, сперва сверлить буду.
Достает она из сумки сверло, а я в кресло сажусь.
— Что? — спрашивает. — остались еще целые зубы?
— Вроде есть.
Открываю рот. Евдокия сверлом вжик и прямо мне в зуб. Сверлит, старается.
Мне больно. Ничего, терплю.
Сверлит Евдокия играючи. Просверлила мне пять зубов наскрозь, до нервов. Попила обстоятельно чаю. Потом еще три зуба просверлила. И засобиралась.
— Может, останешься?
— Фигушки.
Уходит.
После таких дел я чай пить не могу. И бублики кушать не могу. Вообще ничего не могу. Бегаю по квартире, едва по потолку не хожу. Но, думаю, хорошо. Хоть какие-то отношения.

29.04.2014

(no subject)

128. ЛАРИСА ШЕПИТЬКО, «ВОСХОЖДЕНИЕ», 1976
29.04.2014, вторник, 22:26

Один из самых пронзительных и страшных шедевров советского кино. Виртуозно снятая картина о войне с немцами. Картина, наполненная самыми разными символами и библейскими аллюзиями. С библейских аллюзий, пожалуй, и стоит начать разговор. Так или иначе, но при просмотре невозможно отделаться от мысли о Дьяволе. Дьявол здесь не персонифицирован, однако большинство героев по ходу сюжета сталкиваются с искушением. Искушение в данном случае это отнюдь не материальные блага. Героям предлагают сохранить жизнь или заработать легкую смерть, а это довольно хреновая перспектива. Вывод тоже вроде очевиден: попытка перехитрить Дьявола неминуемо обречена на провал. Такую попытку предпринимает партизан Рыбак в исполнении Владимира Гостюхина. Этого человека, который, помимо прочего, в разыгрываемой вакханалии становится Иудой (тогда как Сотников становится Христом), по большому счету упрекнуть не в чем. Он не знает о том, что условия будет диктовать Дьявол; он лелеет надежду, что, быть может, сам станет хозяином положения. В итоге он проигрывает, да проигрывает так, что тут впору позавидовать судьбам тех, кто не пошел на сделку с Дьяволом и принял мученическую смерть. Впрочем, все идет к тому, что Рыбаку придется смириться с положением дел. Злодейство всегда начинается с малого. Однако оставим Рыбака в покое. Другой интереснейший персонаж – следователь Портнов (Анатолий Солоницын), возможно, в прошлом тоже пытался дергать Дьявола за усы. Мы можем это предположить, взглянув на его биографию. Теперь же он достиг компромисса с собственной совестью (если таковая у него вообще имелась) и обнаружил в себе неплохие таланты к истреблению невинных душ. Его характер более загадочен, чем характер Рыбака, поскольку не исключено, что до войны он был порядочным человеком. Тут хорошо работает теория о том, что познать тот или иной характер можно лишь в экстремальной ситуации. Не вызывает сомнений лишь то, что теперь Рыбак, ломая свои представления о долге, пойдет дорогой Портнова, и это самое страшное, что может произойти. Что касается Сотникова, то он абсолютно свят, и его святость явление сколь редкое (даже редчайшее), столь и замечательное. Сотников борется не с режимом, он борется с вселенским злом, то есть с Дьяволом.
Впервые я прочел великую повесть Быкова, когда учился в школе. Вопрос касательно «Сотникова» попался мне на зачете. Я больше говорил о Рыбаке, что не очень понравилось моей учительнице. Мне казалось, что повесть написана о том, как обстоятельства делают из человека предателя помимо его воли. Теперь я вижу, что это не совсем так. Рыбак становится вовсе не предателем, а слугой Дьявола. И это совершенно беспросветный путь. Как беспросветна и картина Ларисы Шепитько, в которой лишь образ Сотникова, взявшего на себя грехи Рыбака, дарит хоть какую-то надежду.

восхождение