March 25th, 2014

(no subject)

112.ПЬЕР ПАОЛО ПАЗОЛИНИ, «ПТИЦЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ», 1966
25.03.2014, вторник, 14:05

Ну-с, давайте приступим. Я отменно выспался, настроение бодрое, а на вертушке играет отличнейший альбом от Вилко Джонсона и Роджера Долтри – самый что ни на есть свежак. Песни жизнеутверждающие и греют мое сердце. Ну и радостно еще от того, что наконец-то я собрался писать о Пазолини. Пазолини мой любимый режиссер, а в своих заметках я коснулся его творчества всего два раза. Сейчас я специально выбрал отнюдь не самый известный его фильм. Картина эта относится к тому периоду исканий Мастера, когда он снимал веселые короткометражки с двумя неунывающими парнями – старым зубром Тото и молодым щенком Нинетто Даволи. Сих эксцентриков (думаю, что слово уместно) он и пригласил в полноценную полнометражную картину, задуманную, очевидно, как памфлет. Тото играет папашу, а Даволи – шустрого сынка. Впрочем, папаша тоже по части веселых проказ никому не уступит. Реальность здесь весьма условна, никаким реализмом и не пахнет. Пазолини рассказывает притчу о двух крестьянах, которые неспешно идут по дороге куда глаза глядят и попадают в ситуации разной степени абсурдности. Компанию им составляет самый что ни на есть настоящий Ворон – его играет несчастная птица, которую во время съемок, надо думать, изрядно измучили. То есть это Ворон из крови и плоти, разве что только говорящий по-итальянски. В общем, веселая троица ходит туда и сюда и иллюстрирует смелые взгляды Пазолини на загнивающее буржуазное общество и на то, каким это общество станет, когда на целой планете победит коммунизм. Думаю, для моего доброго читателя не секрет, что Пазолини был заправским коммунистом. Вообще в Италии идеи Маркса и Ленина упали на благодатную почву, но вот не взросли настолько, чтобы люди начали отстреливать буржуев (хотя Красные бригады шороху навели изрядно). Вообще я часто думаю о том, что Пазолини и его другу Бертолуччи чрезвычайно хорошо было ощущать себя коммунистами в капиталистической Италии. Фильмы снимать им никто не запрещал, соленые шутки никто не вырезал, сексуальные сцены никто не критиковал. Овечьего сыра на прилавках всегда было в изобилии, да и добрым вином Бог этот край не обделил. Вот они – Пазолини с Бертолуччи – и жевали овечий сыр, попивали вино и цитировали Ленина. Нет бы им поехать в СССР и взять советское гражданство. Там бы они коммунизм вкурили во всем его блеске. Пришел бы Пазолини к Фурцевой со сценарием «Ста двадцати дней Содома» – она бы его расцеловала от нахлынувшего счастья да еще и пряниками угостила бы! Да и Бертолуччи со сценарием «Последнего танго в Париже» тоже бы не обидела. Но не захотели итальянские интеллектуалы ехать на шестую часть земли с названьем кратким Русь, и сняли они свои нетленочки в таких родных, пусть и капиталистических, Италии и Франции. Но шутки в сторону. Если моему доброму читателю действительно интересно, в каком направлении мыслил великий Режиссер Пазолини в непростом 66 году, картина «Птицы большие и малые» как нельзя лучше поможет в этом деле разобраться. Ну а смотреть на ужимки смешных Тото и Нинетто Даволи всегда весело. Кашу маслом не испортишь, как я уже имел честь выразиться в одной из предыдущих рецензий.птицы

(no subject)

113.КЕН РАССЕЛ, «ТОММИ», 1975
25.03.2014, вторник, 21:52

Недавно мой друг Антон Шевердяев за кружкой пива сказал буквально следующее: «Вообще я ненавижу Элтона Джона, но вот когда он начинает свое шоу с песни «Pinball Wizard» это реально круто! Тут я готов простить ему все!» К чему это я, собственно? Только лишь к тому, что впервые «Визарда» Элтон Джон спел в фильме «Томми», вероятно, в самом главном фильме моей жизни. В фильме, который сформировал мое юношеское мировоззрение. Сейчас я не буду рассказывать о художественных достоинствах картины и интерпретировать ее. Я расскажу о своем увлечении музыкой, о группе The Who (по чьей рок-опере снят фильм) и, черт возьми, о юности и невинности. Итак.

Играл я с чуваками в группе Факубичи. Антоша на гитаре, Серега на басу, Кирьян на барабанах, ну и я на гитаре. Антоша, Серега и Кирьян в то время попали под обаяние группы Red Hot Chili Peppers, а я вот, составляя здоровую оппозицию, слушал The Who. Бывало, соберемся на репетиции – они обязательно для разогрева вмочат что-то из Перцев. Ну а как остановятся, я тут же возьму пару аккордов из репертуара тех самых британских модов. Я очень хотел быть похожим на Пита Тауншенда, которого считал лучшим рок-гитаристом. Мне нравилось, как он вел себя на сцене. Такого пижона мир еще не видывал. Я любовно называл Пита Тауншенда Питычем и мечтал научиться так же, как и он, эффектно прыгать с гитарой во время концертов. Вообще мои друзья из Факубичей с симпатией относились к моему увлечению Питычем. Правда потом, когда я увлекся Фрэнком Заппой, им это уже не понравилось. И вот однажды мы с Серегой и Антошей гуляли в центре и тут меня осенило. «Чуваки, – говорю я им, – берем пива и едем ко мне. Я вам такое покажу, что вы охренеете». Я собирался показать им фильм «Томми», который незадолго до того записал на видеокассету. Вообще-то в тот вечер у нас с Серегой было намечено занятие по английскому у замечательной преподавательницы по имени Лариса Петровна. За эти занятия мы платили деньги. Но какой студент не сачкует! Мы забили на все, уселись на диван и врубили «Томми». Чуть позже позвонила Лариса Петровна и здорово меня отругала. А вскоре к нам подгреб Кирьян. Кирьян подгреб не с пустыми руками. Он принес альбом «Музыка драчевых напильников» группы Ноль. Но мы ему сказали, что альбом будем слушать после, а сейчас, мол, давай смотреть «Томми». Кирьян с ходу во все въехал и мы успели и фильм досмотреть, и Ноль послушать. Довольными остались все. А я продолжил свои гитарные штудии и даже подобрал аккорды к «Pinball Wizard», за которую Антоша сегодня готов простить Элтону Джону все что угодно. В фильме Элтон аккомпанирует себе на фортепиано, а вот на оригинальном диске все сыграно на гитаре. Должен сказать, что я так и не научился играть главный риф. Там надо быстро-быстро и в то же время четко лупить си мажор. Но, между прочим, Питыч так ловко сыграл риф только в студии, а вот на концертах он лабает упрощенную версию, которая и мне по силам. Зато Брайан Мэй из Queen на концерте памяти Меркьюри играл этот риф одним указательным пальцем. Так же быстро и четко как на пластинке.

Уф-ф! Вот я и рассказал о «Томми». Когда-то надо было это сделать. Свою рецензию я посвящаю моей дружбе с Антошей, Серегой и Кирьяном. Ну и Питычу, с которым дружу заочно.

spot_2800_2093