December 26th, 2013

(no subject)

ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ ДРИСС

Кавалерийский отряд поручика Нгонского кряхтя и охая шел через Дрисс. Стояла дождливая осень. В следы от копыт набивалась вода; ее пили сороки. Дамы попрятались по чуланам и не хотели рукоплескать гусарам. Мальчишек с улицы как ветром сдуло. Один лишь цирульник Исайя Цейц стоял на пороге своей цирульни и исподлобья глядел на офицеров.
— Может, кто из господ офицеров желает спрыснуться одеколончиком? — спросил он. — А то вы как из берлоги вылезли, смотреть противно.
— Пожалуй, надо побриться, — решил поручик Нгонский.
Гусары выстроились в длинную очередь. Цирульник начал их брить и подстригать им усы.
Дошла очередь до подпоручика Лыкова, обладателя самых длинных усов в отряде.
— Сбрей мне правый ус, а левый оставь, — велел он Цейцу. — Пусть уж теперь все наперекосяк будет.
— Отчего? — поинтересовался Цейц.
— Оттого, что все в моей жизни наперекосяк. Усадьба сгорела, в карты проигрался, невеста моя утопилась. Хочу соответствовать.
Цейц сбрил Лыкову правый ус.
— Теперь, — сказал Цейц, — я найду навозную кучу и спляшу на ней гопака. А потом пойду пешком в Псков, поклониться генералу Це-Це.
— А отчего у него такая странная фамилия? — спросил Цейц.
— Неважно. Вот тебе две копейки. Прощай!
И одноусый Лыков ушел прочь.
Это было единственное приключение, коим ознаменовался переход через Дрисс. Поручик Нгонский подробно описал его в судовом журнале, который висел под хвостом его коня. Любовных приключений не было. Дуэлей тоже.