December 22nd, 2013

(no subject)

СУМКА ПТИЦЕЛОВА

В морозный предновогодний день я вышел из здания факультета журналистики. Я прочел подряд три лекции, попутно поставив несколько зачетов, и слегка подустал. Тем не менее я решил прогуляться до дома пешком. Погода была безветренной и по-зимнему свежей. Впереди маячил короткий отпуск, который я планировал провести в загородном домике родителей моей невесты. Новый год я собирался отметить там же. И вот, думая обо всех этих приятных вещах, я не торопясь пошел вдоль набережной. Мне немного хотелось спать, но еще больше меня мучил голод. Я решил, что по пути зайду в свой любимый продуктовый магазинчик и куплю порцию жареной рыбы, а заодно и несколько бутылочек разливного пива. Пиво сегодня я определенно заслужил. Я представил, как пообедаю, потом лягу спать и просплю часиков до семи вечера. А потом ко мне приедет моя невеста, и мы будем есть торт, который я купил заранее, и пить вино. В общем, я все это себе представил и от удовольствия слегка потянулся. И вот я шел по набережной и радовался жизни и смотрел, как глупые школьники, рискуя утонуть, бегают под мостом по льду. Мне не было до них дела. Я дошел до светофора и пошел на другую сторону. Внезапно стало темно. Я остановился и посмотрел вокруг. Ничего не было видно. Неужели солнечное затмение? – подумал я. Вот потеха, я еще ни разу не видел настоящего солнечного затмения. Однако темнота была настолько плотной, что мне пришлось отказаться от мысли насчет затмения. Я протер глаза. По-прежнему ничего. И тут я понял, что я ослеп. Я пошел наугад и едва не упал, зацепившись за что-то ногой. В конце концов я уперся в какую-то стену. Как мне идти дальше, я не представлял. Тогда я вытащил мобильник и попытался позвонить невесте. Но я ничего не смог поделать с сенсорным экраном. От волнения я закурил сигарету. Я думал, что слепота вот-вот пройдет. Мне было тридцать два года, и я был еще очень глуп. Слепота не прошла до сих пор. Сейчас мне семьдесят восемь, и вот уже почти сорок пять лет я занимаюсь тем, что клею коробки. Невеста ушла к другому. Впрочем, она уже пять лет как мертва. Сейчас я сижу в малюсенькой квартире в специальном доме для инвалидов. Я слышу чей-то смех. Я клею очередную коробку. Клей почему-то пахнет апельсином. Я не понимаю этого. Do you, Mr. Jones?