August 29th, 2013

(no subject)

25.МИШЕЛЬ ДЕВИЛЛЬ, «ВЗБЕСИВШИЙСЯ БАРАШЕК», 1974
29.08.2013, четверг, 10:57

Только французы умеют снимать изящное и легкое кино. Никто больше не умеет. Только французы обладают шармом, который заставляет нас восхищаться ими. Итальянские фильмы, при всей их неоспоримой значимости для искусства, чересчур тяжеловесны, а французские вовсе нет. По-настоящему незатейливый и в то же время умный фильм вам покажут только французы. Может, дело в том, что во французских фильмах герои слишком много времени проводят в кафе, предаваясь сладкому ничегонеделанию? При всем идиотизме выдвинутого тезиса, я с ним полностью согласен. Помните, как у Антониони в фильме «Ночь» Мастрояни и Жанна Моро уныло пялятся на танцовщицу в модном клубе? Во французском фильме они бы так не унывали, или унывали бы, но не так. В картине Девилля половина персонажей помирает при весьма скорбных обстоятельствах. А фильм все равно смешной и легкий. И ведь это не эксцентрика и не трэш. Это вообще нечто, чему трудно подобрать определение. Это всего лишь отличное французское кино, после которого хочется жить. Актерский состав радует не менее, чем созданная режиссером атмосфера. Жан Луи Трентиньян; с некоторых пор я смотрю любые фильмы, в которых он заявлен как исполнитель. Джейн Биркин, муза Сержа Генсбура, воплощение парящей бабочки и Роми Шнайдер, воплощение резвящейся пантеры; обе – воплощение женственности. Пьер Кассель, актер, которого я знаю по «Скромному обаянию буржуазии», великолепный мастер. Остальные тоже на высоте. Коротко говоря, ты, читатель-молодец, заметил мой восторг. Надо сказать, что я публикую рецензии исключительно на те фильмы, которые мне нравятся, и вот почему я до сих пор ни один фильм по-настоящему не обругал. Не знаю, верна ли такая тактика, но поживем – увидим. Недавно, кстати, посмотрел знаменитый фильм «Охотник на оленей» и не стал о нем ничего писать, потому что он мне, при всем уважении к людям, его сделавшим, не очень понравился. А если честно – лень было. Лень-матушка вперед меня родилась, как я уже имел удовольствие заметить в одном старом тексте.