June 26th, 2013

(no subject)

РЫЦАРСКИЙ ОБЕТ

Новелла эпохи Возрождения

Судебный пристав взял в руки игральные кости, подбросил их несколько раз в воздух, затем кинул на стол. Убедившись, что выпало двенадцать, он промолвил:
— Купец рассказал нам весьма печальную историю. Я расскажу веселую. Да будет вам известно, что во время Первого похода во имя освобождения Гроба Господня многие рыцари давали самые разнообразные обеты, как то и положено их сословию. Рыцари из отряда графа Бульонского не составили исключения в столь благочестивом деле. К примеру, сэр Джон Гульций поклялся, что не будет есть на скатерти, покуда не убьет триста сарацин. Сэр Гумберт Часослов поклялся, что не ляжет с простолюдинкой до той поры, пока не убьет пятьсот сарацин. Сэр Жофруа Индонезийский обещал не снимать повязки с правого глаза, покуда не уничтожит семьсот сарацин. Ну а мсье Жан де Вууль по своей молодости и глупости поклялся не ходить по большой и малой нужде, покуда не истребит целую тысячу. И вот настал день жаркой сечи. Вууль убил всего шестнадцать сарацин, но слово держал. Он вернулся в палатку, напился препорядочно вина и съел два окорока. Наутро он собирался убить оставшихся девятисот восьмидесяти четырех сарацин. Но наутро он убил только двух. Впрочем, это его не смутило. По прошествии же недели, за которую Вууль убил пятерых сарацин, с ним случилась неприятность. Он опростался на глазах у своего отряда. Вот тут-то его и лишили рыцарского звания. Ему выкололи глаза, в рот сунули осиновый прутик, посадили задом наперед на осла и отправили домой. И во всех деревнях, где он появлялся, дети швыряли в него камнями, а женщины поливали мочой, подобно тому как Ксантиппа некогда полила мочой Сократа. И вскоре Вууль помер. Здесь заканчивается история судебного пристава.
Купец и остальная шатия, едущая в Кентербери, ответила на эту историю дружным смехом.