March 2nd, 2010

(no subject)


Повесть о заядлом курильщике

 

(набросок)

 

 

1

 

В Санкт-Петербурге жил человек по фамилии Никитин. Он изрядно курил. Курил он сигареты «Дама треф» (таких сигарет нет в природе, я сам их придумал, и все права на производство принадлежат мне. – Автор.). Никитин курил много, но достойно. Он не курил на ходу, в спешке, впопыхах. Напротив, Никитин любил проснуться в шесть часиков утра, сделать зарядку, принять душ, почистить яблочко, а после за чашкой ароматного кофе (непременно в зернах) выкурить подряд штук пять сигарет. После этого он включал Фрэнка Заппу и отдыхал. На работу ему не нужно было, так как он был рантье. Через полчасика он варил еще кофе и снова выкуривал пять штук «Дамы треф». В обед он кушал суп и пропускал рюмочку водки «Налим» или водки «Соболь» (таких водок также не существует, и все права принадлежат мне. – Автор.). Еще он помногу катался на велосипеде и писал в стол. Никитин был графоманом. Он писал рыцарский роман. Конца края роману видно не было, но Никитин был трудолюбив. Вечерами к нему приходили девушки. С девушками он пил вино и много курил. Перед сном съедал грейпфрут и выкуривал сигарету в постели. Такова была его жизнь.

Однажды Никитин выдвинул ящик стола, чтобы взять стопку чистой бумаги для принтера. На бумаге как ни в чем не бывало сидела большая жаба.

- Привет, – сказала жаба.

- Ни хрена себе! – удивился Никитин. – Ты откуда?

- Вообще-то я живу внутри тебя, но сейчас решила отдохнуть в столе.

- С какой это стати ты живешь внутри меня?

- У каждого человека своя хворь. В свое время я дам о себе знать.

- Ах так, тогда я убью тебя! – и Никитин схватил со стола стэплер.

Но жаба спрыгнула на пол и улепетнула на кухню. На кухне Никитин ее найти не смог.

Никитин сказал вслух, так, чтобы услышала жаба:

- В таком случае я еду в Париж. Там подают жаб в ресторанах. Я буду их поедать и тем самым отомщу вашему жабьему роду.

- В Париже едят не жаб, а лягушек! – пискнула жаба из-под плинтуса.

- И тех и других, – неуверенно сказал Никитин, который сам точно этого не знал.

И в тот же день он сел в самолет и улетел в Париж, прихватив с собой блок «Дамы треф».

Жаба осталась жить в Санкт-Петербурге.

В Париже Никитин, не знавший французского языка, нанял себе гида по фамилии Пиньоль. Первым делом он спросил у Пиньоля:

- У вас тут едят жаб?

- Мсье! Я отведу вас в лучший ресторан с жабами. Он называется «У Жабы» (такого ресторана тоже нет, все права на название принадлежат мне. – Автор.).

И они пошли в ресторан «У Жабы». Там они сели за столик и взяли меню. Никитин вытянул ноги и закурил «Даму треф».

Подошел официант. Он был очень гостеприимен. Никитин и Пиньоль заказали по пять жаб на брата.

- Кстати, – сказал Пиньоль, когда с обедом было покончено, – здесь также можно заказать и тарантула.

- Это неплохо, – ответил Никитин, – закажем смеха ради.

И они съели по тарантулу.

Потом пили вино и курили. Вскоре «Дама треф» закончилась.

- А что? – сказал Никитин, – не прикупить ли нам сигарет? «Дама треф» здесь водится?

- Увы, – сказал Пиньоль. – Разве что «Житан» (такие сигареты действительно существуют, и здесь я ни на что не претендую. – Автор.).

Купили «Житан» и тут же скурили добрую половину.

- Миссия моя выполнена, – сказал Никитин, – теперь я забронирую номер в гостинице, а утром улечу в Санкт-Петербург.

- Мсье! Побывать а Париже и не воспользоваться услугами парижских проституток? Это недопустимая ошибка! Я отвезу вас в замечательное заведение. Вы не пожалеете.

Никитин поразмыслил и сказал:

- Везите.

И они поехали в публичный дом.

Там Никитин распробовал все изыски французской любви. Но когда пришло время расплачиваться, то выяснилось, что на обратный билет ему не хватит, и не хватит даже на сигареты.

Никитин сбегал в банк, но оказалось, что счет его почему-то заморожен.

- Что же мне делать? – спросил Никитин у Пиньоля.

- Мсье! Я вижу, вы взяли с собой ноутбук. Нет ли в вашем ноутбуке чего-нибудь такого, что вы могли бы выгодно здесь продать?

- И в самом деле! Я же пишу рыцарский роман. Его можно пристроить в какое-нибудь издательство. В Санкт-Петербурге мне всюду отказали, но здесь…

- О, здесь вам не откажут.

И они пошли пешком (денег на такси не было) в издательство «Телемское аббатство» (нет нужды говорить, что и здесь все права принадлежат мне. – Автор.). Там печатали всякую дрянь. Никитина встретили с распростертыми объятиями. Пиньоля назначили переводчиком романа. И обоим выплатили неслыханный аванс. Теперь друзья могли пить и курить сколько душе угодно. И все были довольны.

 

 

2

 

В Санкт-Петербурге же случилось вот что. Жаба решила проучить Никитина. Она пошла в дом на Литейном и донесла, что Никитин – французский шпион. Майор, с которым говорила жаба, мигом велел заморозить его банковский счет. И послал в Париж шифровку, в коей приказывал следить за вышеозначенным Никитиным. Тут же за ним начали следить и выяснили, что он продал какой-то текст в издательство «Телемское аббатство». Перерыли всю его биографию. Выяснили, что когда-то Никитин ездил на военные сборы. На Литейном начался аврал. Никитина решили тайком вывезти из Парижа и посадить в кутузку, а если надо, то и пытать.

По иронии судьбы, в романе, который писал Никитин, речь шла примерно о том же. Рыцарь Тибальдо захватил в плен охламона Нахальдо и посадил его в узилище. Он хотел выведать, где Нахальдо прячет сокровища. Нахальдо и сам был рыцарем, но в узилище сильно приуныл. Он ждал, что его будут пытать. Особенно он опасался за свою мошонку. Дело в том, что именно в мошонке, предварительно выудив из нее яички, Нахальдо зашил две крупные черные жемчужины – главный предмет вожделения Тибальдо. При этом Нахальдо отнюдь не утратил мужскую силу. Жемчужины были волшебными и питали его фаллос.

Рыцарь Тибальдо, между тем, расхаживал по богато убранной зале и размышлял, с помощью какой пытки ему следует выведать, где Нахальдо прячет камни. Жена его, Розалинда Флокс, в отчаянии заламывала руки, не зная, как угодить супругу. Тогда было принято изъясняться стихами. И вот Розалинда Флокс сказала Тибальдо:

- О муж мой смелый!

В чем же дело?

Ты днесь печален и угрюм…

Ну что взбрело тебе на ум?

 

- То драгоценные каменья.

Они должны лежать в шкатулке.

Нахальдо ж вероломно прячет те драгоценные каменья.

 

(Тибальдо слагал стихи гораздо хуже нежели Розалинда Флокс.)

 

- А вот пойдем мы на уловку!

Сейчас спущусь к нему в темницу.

Посмотрим, муж мой, со сноровкой,

Как встретит охламон девицу.

 

То есть Розалинда решила хитростью и с помощью женских штучек выведать, где спрятаны жемчужины.