January 21st, 2010

(no subject)


- Тэк-с, молодой человек. Ну, что там у вас?

- Вот. Шекспир и Хемингуэй.

- Ну-с, и с чего начнем?

- Я хотел бы с Хемингуэя.

- Дайте-ка билет. Ага, роман «И восходит солнце». Поэтика и проблематика. Читали?

- Читал.

- Так, ну я вас слушаю.

- Роман Хемингуэя «Фиеста»…

- Подождите. «Фиеста» – название, получившее распространение в Англии. Давайте всё же придерживаться первоначального названия. Продолжайте.

- Ну вот. Роман «И восходит солнце» это чепуха, высосанная из пальца. Действие происходит в Париже, а там всегда было полно резиновых членов.

- Простите, я вас не понял.

- Да вот же! Почему Джейк Барнс не купил себе резиновый член? Это же Париж! Там их полно! В конце концов всё можно сделать пальцами! Чего ему не хватало? Пошел бы в магазин, купил бы себе резиновый член…

- Молодой человек! О чем вы говорите!

- А что? Не так? Ну, может, деревянный член. Или из чего их там делают. И Хемингуэй знал это. И всё равно написал фигню.

- Да вы соображаете, что вы несете? Двадцатые годы! Они не были так испорчены!

- А как же? Дружил же Хемингуэй с этой теткой… Ну, которая лесбиянка…

- Вы хотите сказать, с Гертрудой Стайн.

- Ну вот, Стайн. А у нее наверняка был резиновый член. И Хемингуэй его видел.

- Замолчите немедленно! Поймите, что это аллегория. Вы что-нибудь слышали о потерянном поколении? Вы историю написания романа знаете? Вы понимаете, что основной конфликт заключается вовсе не в этом? Вспомните оскопленного Урана!

- Не знаю никакого Урана. Пошел к Гертруде Стайн, одолжил у нее резиновый член и пяль свою Брет Эшли на здоровье.

- Вы просто дурак! Я ставлю вам неуд!

- Ничего, я еще диссертацию на эту тему напишу.

- Придете четырнадцатого. Буду гнать вас по всему курсу. А теперь убирайтесь!

- Париж! Полно членов! Это же очевидно. (Уходит.)