November 12th, 2009

АТЮД

 Савонарола и Боттичелли сидят у костра и пекут картошки. Боттичелли встает, отходит и мочится в отдалении. Возвращается, садится на бревнышко.

 

САВОНАРОЛА (перекидывая горячую картошку из ладони в ладонь). Слушай, Сандро, а может, мы и «Рождение Венеры» сожьжём?

БОТТИЧЕЛЛИ. Ты охуел? Тебе «Голой монашки» мало?

 

Пауза

 

САВОНАРОЛА. Слушай, а тебе бабы прямо так голыми и позируют?

БОТТИЧЕЛЛИ. Конечно.

САВОНАРОЛА. А я вот никогда не видел голой бабы.

БОТТИЧЕЛЛИ. Лопух.

САВОНАРОЛА. А как они устроены?

БОТТИЧЕЛЛИ. Они, брат, замечательно устроены.

САВОНАРОЛА (превращаясь в Сталина и закуривая трубку). Стреляйся, Серго. Не будет больше голых баб.

БОТТИЧЕЛЛИ (превращаясь в Орджоникидзе). Пусть Лаврентий стреляется. Он до голых баб сам не свой.

СТАЛИН. С Лаврентием обойдемся гуманнее. Я ему просто сапогом по яйцам дам. Кстати, не знаешь, сколько стоят новые хромовые сапоги?

ОРДЖОНИКИДЗЕ. В военторге по два сорок.

СТАЛИН. Совсем офонарели. По два сорок! На дыбу их! (Превращается в Петра I.)

ОРДЖОНИКИДЗЕ (превращается в майора Глебова). А меня на кол?

ПЕТР. Сам виноват.

 

Занавес опускается. Слышится голос Саши Лоскутова: ТЫ, ВИТАЛЯ, С АТЮДАМИ НЕ ШУТИ! Кто-то берет на гитаре ре мажор.