August 26th, 2008

(no subject)

Ильич пришел к закройщику и сказал:
- Сшейте мне вельветовые брючки. Это архиважно!
- Сошью, – отвечал закройщик.
- Только всенепременно вельветовые. Всенепременно!
- Всенепременно!
- Ах ты дразниться! Сейчас прикажу тебя расстрелять!
- Помилуйте, Владимир Ильич!
- Я тебя помилую, если ты в Кремле найдешь мне человека, который не любит какать. Сроку – три дня. Иначе Феликс Эдмундович пустит тебя в расход.

Три дня искал закройщик такого человека. Кого ни спросит – все любят какать. Вот идет он, свесив голову, а навстречу ему уборщица.
- Чего закручинился, добрый молодец?
Отвечает: так, мол, и так.
- Ложись-ка ты спать: утро вечера мудренее. А на утро приходи к Ильичу и ничего не бойся.
Закройщик так и сделал.

А на утро по дороге в Кремль услышал разговор двух теток:
- Кухоль!
- Верно, Кухоль!
«Видать, Кухоль и есть тот человек!» – подумал закройщик.

Пришел к Ильичу и говорит: Кухоль не любит какать!
(А Кухоль был секретным чекистом, он шпионил в разных странах и в данный момент отсутствовал, так что спросить у него было нельзя.)

Но Ильич смекнул, что можно послать шифровку. И вот он послал Кухолю такой текст: «У тебя совесть есть?» (Это означало: «Любишь ли ты какать?»)
А Кухоля в это время пытали фашисты. Ему зашили жопу и не давали срать. И вот Кухоль, чтобы никто в Кремле не подумал, что это ему причиняет неудобство, ответил «Совести нет. Какашки будут!» (т.е. «Какать не люблю. Коммунизм неизбежен!»)

И Ильич отпустил закройщика.