January 16th, 2008

(no subject)

Изящные выверты судьбы моей привели меня на сей раз в гусарский полк. Я сделался офицером, но передернул в карты, был разжалован и порот. Меня отдали в денщики к поручику Мардьярди. Мардьярди был не то булгар, не то эфиоп. Время свое он проводил так: с утра по обыкновению пил чай и выкуривал подряд две трубки; после умывался и упражнялся в стрельбе из пистолетов; а после этого начиналось СОЗЕРЦАНИЕ. Дело заключалось вот в чем. У Мардьярди был необыкновенно большой большой палец на правой ноге. В сапоге для него была проделана специальная жужель. Жужель запиралась на ключ. Ключ сей я неукоснительно держал при себе. Процедура начиналась так: Мардьярди ложился на постель, требовал ключ, отпирал жужель, требовал еще одну трубку и самым невозмутимым образом начинал СОЗЕРЦАТЬ свой палец, пуская в потолок густые клубы дыма. Другой раз звал товарищей по оружию или дворовых девок. Те СОЗЕРЦАЛИ палец молча.