fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

ПОПА

Легкие это чистый горный воздух. Зрение это морковка и черника. А попа — это приседания. Как ни крути, но попа — это приседания. Хочешь хорошую попу — изволь приседать. Эту истину в свое время, а если быть точнее, в 453 году до н.э. провозгласил Иван из деревни Щечки; с тех пор люди придумали много всяких штук, но твердо уяснили: попа — это приседания.

А у Люды Анциферовой проблема — плохая попа. И дело даже не в том, что ее благоверный так и норовит вставить ей гусара (вставить гусара – португальское идиоматическое выражение, смысл которого неясен даже португальцам, но это совсем не то, что вы подумали); так вот, дело не в гусаре, а в самоуничижении. И Люда Анциферова приседает в день по шестьсот раз.

И это правильно. В то время, как иные россияне слились воедино в патриотическом экстазе и уже успели понежиться под крымским солнышком, проблема хорошей попы не утратила вопиющей актуальности. Посему знающие люди поговаривают (и не без основания!), что вскоре, а именно: как только попа Люды Анциферовой всецело удовлетворит Великого Россиянина, правящего у Кормила Российского судна, и он взбрызнет подобно советскому шампанскому (которое стократ вкуснее французского), нашим депутатам укажут на их некрасивые жопы, и они будут приседать даже не по шестьсот, а по тыщу сто раз на дню, и великий русский народ неминуемо последует их примеру, ибо вкусы Правящего у Кормила Российского судна не обсуждаются.

06.07.2014

СМИРНОВ, СЫГРАЙ СПИРИЧУЭЛС!

Подражание            Эрику Беннасеру

— Смирнов, сыграй спиричуэлс! — потребовал вальяжный Котиков, запивая черствый  пирожок с рисом хорошим школьным какао.

Дело происходило в школьной столовке. Смирнов сидел за разбитым пианино и наигрывал этюды Римского-Корсакова. Согласно старинному обычаю, в советских школах буквой «П» столовки по совместительству служили актовыми залами, посему там всегда держали музыкальные инструменты и усилители. И вот пионер Смирнов сидел за пианино и наигрывал этюды, а Котиков, учившийся на два класса старше, так некстати поставил его в тупик странным словом «спиричуэлс». Но надо было повиноваться Котикову, иначе бы тот на следующей перемене макнул Смирнова носом в унитаз. (В женском туалете!)

Котиков не случайно упомянул спиричуэлс. Раньше он думал, что самая крутая американская музыка это рок-н-ролл. Но вот он прочел статью в прогрессивном журнале «Ровесник», где говорилось, что американский рабочий класс танцует не только под рок-н-ролл, но и под румбу, джигу, блуссс, госпелз, прогрессив-рок и спиричуэлс. И Котикову захотелось услышать всамделишний спиричуэлс, чтобы на предстоящем дне рождения Шуры Поросенковой блеснуть эрудицией и напеть пару тактов из музыки американского рабочего класса.

«Пан или пропал!» — подумал Смирнов. Вернее, он подумал «Паф или Профан!», но мы спишем сей ляпсус на низкий уровень его знаний классических прибауток.

И Смирнов, трясясь от страха, заиграл собачий вальс. Он надеялся, что неотесанный Котиков не уличит его во лжи и проглотит подмену. Так и случилось.

— Хоба! Вот это зыбенская чухня! — возопил Котиков, допил какао и подошел к фоно. — Научи!

— Ну это вот… — запыхтел Смирнов. — Здесь аккорд, а здесь па-па-па-пам.

Так Котиков научился играть собачий вальс, приняв его за корневой спиричуэлс.

И вот гости собрались на дне рождения у Шуры Поросенковой. Разумеется, никакого Смирнова там не было. Малышню на такие мероприятия не приглашали. Гости выпили лимонаду «Мальвина» и лимонаду «Саяны», съели торт-бизе и захотели танцевать. Сперва танцевали под группу Бони М, потом под Баккару. Когда же хозяйка объявила медляк (которого все очень ждали, потому что тут позволялись невинные шалости), гордый Семен Котиков подошел к пианино и сказал:

— А я могу сыграть спиричуэлс!

— Ого! — обрадовались гости. — Да ты залихватский кент! Давай, кентяра, сделай нам кайф!

А Шура Поросенкова подумала, что не зря она сегодня давила большой прыщ на левой груди, потому что будет сегодня перед кем потрясти грудями.

И Смирнов заиграл. Среди гостей послышался восторженный шепот.

— Да это же… — вдруг буркнул кто-то недоверчивый.

— Молчи! — осадили его. — это североамериканский спиричуэлс, замаскированный под собачий вальс, чтобы стукач не догадался.

(В ту пору в каждой такой компании обязательно присутствовал стукач из ВЛКСМ, но никто не мог его рассекретить.)

Ребята погасили свет. Парни приобняли девчонок. Под волшебные звуки спиричуэлс ноги заходили по паркету. По коже бежали мурашки. Легкий бриз из распахнутого окна тревожил румяные щеки, и трещали цикады. Наконец-то в жизни советских школьников появилось что-то настоящее.

08.07.2014

Tags: проза
Subscribe

  • ШАМПАНСКОЕ

    ШАМПАНСКОЕ Да что ж ты за кавалерист, коли дюжину шампанского опростать не в силах?!! Вот я кавалерист! Я, слава богу, на параде в честь водворения…

  • ИЗ СТАРЕНЬКОГО

    ПАПИК СНИМАЕТ ДЕВУШКУ Нинель шла по Невскому проспекту и думала о том, что ужасно хочет новую помаду, но тогда не хватит на абонемент в…

  • РИТУАЛЬНЫЕ ТРУСИКИ

    РИТУАЛЬНЫЕ ТРУСИКИ Однажды Устин Разгуляев зашел по-соседски к Яне Корн – ну просто, пирога яблочного поесть, он же шарлотка. Она ему: - Чай? Кофе?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment