fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

ТОМАС МАНН И КУ-КЛУКС-КЛАН

Начат 18.12.2011 (тогда же, видимо, набросок и завершен)

Без Томаса Манна нам не обойтись здесь по-любому. Пусть он и не стержень повествования; пусть я и собираюсь поведать о вещах, его не касающихся, а касающихся меня, и меня одного (хотя это еще вопрос); но существует такая штука как авторская прихоть, и поэтому извольте насладиться историей про Томаса Манна, а заодно и про Генриха Манна, но вот про Клауса Манна я не скажу ни слова, а ку-клукс-клан как-нибудь все-таки сюда приплету, что-нибудь придумаю.
Итак…
У меня сложные отношения с некоторыми книгами. «Доктор Фаустус» одна из них. Негоже литератору хвастаться тем, что он ни черта не понял в «Докторе Фаустусе»; другие, может, и поняли, но не я.
Впервые я прочел «Доктора Фаустуса» на четвертом курсе филфака в ночь накануне экзамена по зарубежной литературе. Я потратил на него бесценную ночь моей молодой жизни. Я прочел его через пень-колоду. И смутно представил, как именно надо отвечать на экзамене. И наутро вытянул билет с «Доктором Фаустусом». И ответил на четыре.
Что-то там было о самоценности искусства. Об отстраненности. О том, что искусство не может существовать в отрыве от публики. Потому что иначе — фашизм. По-моему, так. Ну, и, естественно, следовало сказать о композиторе Шёнберге, гетере Эсмеральде и беседе с чертом (и о том, что у Достоевского тоже есть беседа с чертом).
Курс зарубежной литературы XX века нам читала Наталья Викторовна Тишунина. Она была моим любимым преподавателем. К сожалению, она рано ушла из жизни. В моем становлении она сыграла огромную роль, хотя, вероятно, не очень меня любила. Но меня и не за что было любить — на филфаке я прославился как лодырь и прогульщик.
Сейчас это уже не важно. Тишунина показывала нам, как должен держаться перед студентами неравнодушный преподаватель. Когда она читала лекции, то забывала обо всем на свете и шла на поводу у нахлынувшего вдохновения. Между прочим, лекции от этого только выигрывали. Она совершенно не помнила о часах. Это про нее мы рассказывали старый анекдот, в котором профессор спрашивает, который час, а находчивый студент отвечает: «Какая разница? У вас за спиной висит календарь». О Томасе Манне она говорила много. Я помню вводную лекцию, лекцию о «Будденброкках», о «Тонио Крегере», о «Волшебной горе», ну и о «Докторе Фаустусе».
До этого, на третьем курсе, Тишунина читала нам курс детской зарубежной литературы (был и такой предмет). Там мы узнали, почему «Алиса в стране Чудес» в свое время стала новаторским произведением и о чем на самом деле написал свои сказки Андерсен. Сколько-то лекций я прогулял, о чем Тишунина не преминула напомнить мне на экзамене. Я был молод и глуп и заявил, что староста попросту не вносила меня в списки.
Но вернемся к «Доктору Фаустусу». Я окончил учебу и вел образ жизни мешка с дерьмом. Однажды я решил разобраться с Фаустом. Я надумал с карандашом прочесть его историю. Начал с народной книги, напечатанной Иоганном Шписом. Затем прочел статью Жирмунского в Лит. Памятниках. (Теперь таких статей уже не пишут. Как классно она начинается: «Легенда о договоре человека с дьяволом коренится в дуализме средневековой христианской церкви, которая сделала бога источником добра, а дьявола виновником и воплощением зла в мире». Вот это я понимаю: стройное изложение стройных мыслей. Такую статью любо-дорого читать.) Следующим был Гете. Потом настала очередь «Доктора Фаустуса».
Я снова раскрыл ту книгу, на прочтение которой когда-то потратил ночь своей юности. Я раскрывал ее так, как раскрывают коробку с елочными игрушками перед Новым годом. Я жаждал интеллектуального оргазма. Но через сто страниц обнаружил, что совершенно ничего не понимаю.
Во-первых, я запутался в персонажах. Персонажей в «Докторе Фаустусе» не слишком много; как же я умудрился в них запутаться?
Шильдкнап и Швердтфегер. Эти две фамилии перепутались в моем сознании словно две лески в воде на рыбалке. Когда спутываются две лески, рыбалку смело можно заканчивать — распутать их уже нельзя. Но я продолжал читать книгу, не зная, который из героев несет ту или иную смысловую нагрузку. Вообще-то запомнить их фамилии не так уж и сложно, но я с этим не справился.
Во-вторых, длинные сложноподчиненные предложения, которыми злоупотреблял Томас Манн, никак не желали укладываться в моем мозгу. Читая придаточные конструкции, я забывал к каким словам они относятся. И в конце концов я сказал: «Нормальные люди так не изъясняются!»
Я бросил «Фаустуса», когда до конца оставалось жалких 150 страниц. Я написал гневное письмо своему сокурснику Эдисону, в которым самым натуральным образом наябедничал на Томаса Манна.
Эдисон быстро разрубил гордиев узел. В ответном письме (из Баварии; он живет в Баварии, потому мы и переписываемся) Эдисон доходчиво объяснил, что в философском романе XX века главными действующими лицами являются вовсе не люди, а идеи, которые глупо в чем-либо обвинять. Я понял: моя разгульная жизнь на филфаке начала давать свои плоды. Я ничего не помнил про идеи, хотя наверняка нам об этом говорили; я грешным делом считал, что герои это Шильдкнап и Швердтфегер — ан нет: идеи.
В общем, назло всем я купил пухлый том старшего из Маннов — Генриха. Три романа под одной обложкой, совсем не как у Томаса: один роман под тремя. Ужо почитаю; стыдно признаться, но Генриха я раньше никогда не читал. Впрочем, чего стыдного? Главное, поставить перед собой цель, это уже хорошо.
Ладно, оставим на время бюргеров в покое.
Вы знаете, что в русском языке нет эквивалента английскому слову «Magic»? «Волшебство» не канает. Волшебство это когда к тебе на улице подходит седобородый дядька в колпаке, расписанном звездами, и говорит: «Хочешь из ничего я сделаю тебе голую женщину?», и ты говоришь: «Хочу!», и он машет волшебной палочкой, и ниоткуда возникает голая женщина, и ты ведешь ее домой, а потом она отсуживает у тебя полквартиры.
Magic это другое. Вот, допустим, сижу я у себя за столом, пью коньяк, курю сигареты, пью чай и слушаю подряд три песни Джона Леннона: «Whatever Get You Throught The Night», «What You Got» и «#9 Dream». На последней песне я уже не могу себя сдерживать, я рыдаю и звоню своей сокурснице, с которой сто лет не виделся. (Звоню обязательно на домашний, это вранье, что классные цыпы не пользуются домашним телефоном!) И срываюсь, и еду к ней с коньяком, и целую ее в губы, и она ведет меня в спальню, и мы живем рядом друг с дружкой долго и счастливо. (А виной всему Джон Леннон, это и есть Magic!)
«Магия» тоже не канает. Магия это цыганка с картами, дорога дальняя. Это десятка пик, валет бубён, один матрос в меня влюблен. Совсем не то.
Но одну историю о черной магии я вкратце изложу. Печальная на самом деле история, я был ей свидетелем. Мне до сих пор не по себе, такой уж я впечатлительный, а ведь прошло пятнадцать лет. Я ехал в полупустом троллейбусе №31 от станции метро Лесная к своему дому. Я сидел у окна и разглядывал пейзаж. Проехал по виадуку, приготовился слезать через остановку. Тут-то в троллейбус и вошла взбалмошная тетенька. Типичная рассеянная тетенька, видимо, поэтесса. Вошла шумно и с прибаутками: дескать, наконец-то я прокачусь с ветерком, уф-уф. С кондукторшей она тоже принялась заигрывать: вы уж не берите с меня денежку, мне буквально пол-остановки проехать.
Я про себя усмехнулся: пол-остановки на троллейбусе проехать невозможно. Возможно проехать только целую. Но у тетеньки были свои тараканы, не хотелось ей платить, что поделаешь?
В общем, они поругались. Кондукторша не брала зайцев. Рассеянная тетенька разошлась вовсю, ее просто заклинило на том, что она едет всего лишь пол-остановки.
На сторону кондукторши встала пожилая полная женщина. Она тоже ратовала за справедливость. Тогда тетенька возьми да и ляпни нечто в роде, что вот вы, мол, дама, на меня наезжаете, а ведь если заболеете чем-нибудь типа рака, то враз перестанете в чужие дела вмешиваться.
Пожилая женщина вспыхнула и разом поникла. Успела правда возмутиться: зачем вы такую гадость сказали? А поэтесса вылезла из троллейбуса и на улице долго еще бубнила, что все ее враги рано или поздно подхватывают разные хвори и к ней же лечиться приходят. Я шел рядом и все слышал. И не знал, чем это закончится. И до сих пор не знаю.
Если мы не можем объяснить какое-либо явление, это еще не значит, что такого явления не существует.

У этого наброска не будет продолжения, но я планирую написать вторую часть
Tags: проза
Subscribe

  • КАК КУПЕЦ ВЕЛИЧКО СВОИХ ДОМАШНИХ СТРАЩАЛ

    КАК КУПЕЦ ВЕЛИЧКО СВОИХ ДОМАШНИХ СТРАЩАЛ - По миру пущу! – заревел купец Никита Никитович Величко. Домашние притихли и трепетали, то была минута…

  • ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

    ЖЕНИХ И НЕВЕСТА Есть во Владимирской области село Барское-Татарово. Живет там с самого рождения русский писатель Борис Парамонов. С тех пор как жену…

  • ИЗ СТАРЕНЬКОГО

    КАК ЧЕРЧИЛЛЬ СИГАРЫ ДОМА ЗАБЫЛ В субботу Черчилль был приглашен к мисс Грейди. Черчилль чрезвычайно любил коротать у нее вечера. Это была…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments