ФРЕДДИ КРЮГЕР

ФРЕДДИ КРЮГЕР

слова для песни

Только выпил пива,
Лёг под одеяло,
Загодя пописал
И почистил зубы.

Снова Фредди Крюгер,
Со своей перчаткой,
Скачет богомерзкий,
Мне б сейчас на блядки.

Я лежу в кровати
В тусклом Петербурге,
Слышу сквозь подушку
Грозный смех Вальпургий.

Мне бы кружку пива,
Мне бы жить спокойно,
Снова Фредди Крюгер
Пляшет недостойно.

Я звоню Наташке,
У неё любовник,
Вот моя непруха,
Я почти покойник.

Мерзкий Фредди Крюгер,
Уходи отсюда,
Я тебя запомнил,
А теперь забуду.

Ночь играет нежно,
Ночь потешит лаской,
И Нева безбрежна,
И горланит Басков.

Я возьму чернила,
Я развею скуку,
У него есть бритвы,
Он пожмёт мне руку.

15.10.2021

КАК КУПЕЦ ВЕЛИЧКО СВОИХ ДОМАШНИХ СТРАЩАЛ

КАК КУПЕЦ ВЕЛИЧКО СВОИХ ДОМАШНИХ СТРАЩАЛ

- По миру пущу! – заревел купец Никита Никитович Величко.
Домашние притихли и трепетали, то была минута гнева у купчины.
- Циолковская! Неси мне рюмку водки! – велел купец.

Старушка Циолковская поднесла ледяную рюмку на подносе да с сушками.

- Вот ты, Пров (а Пров был сорокалетний детина, сын купца), сымай портки, я тебе всыплю по первое число.
Розги мокли в ведре с уксусом.
Пров снял штаны и лег на лавку.
Фьюить! – засвистела розга.
Со знанием дела порол Никита Никитович сына, с вытяжкой.

- По мир-ру! Все пойдете с сумой переметной от Твери до Кутаиса! А капитал пропью. Иди-тко сюда, Живоглот.

Живоглотом прозвали среднего сына, за то что он умел, не жуя, глотать редиски.
Пудовый кулак врезался в нос Живоглота.

- По мир-ру! Циолковская! Еще водки!
Выпив еще, Никита Никитович вроде поуспокоился.
- Включите мне кино с Целиковскою! На планшете! Живо! Знаете, ироды, что я в гаджетах слаб.
Как на грех, планшет разрядился.
- Так заряжайте!
Едва воткнули зарядку, планшет начал перезагружаться.

- Обновление, папаша – пролепетал меньшой Фрусчьянти, названный в честь гитариста Red Hot Chili Peppers.

Ох и любил Никита Никитович энту группу. Бывало, весь день поет из канавы:
- It’s my airplane… Pleasu-u-u-ure! I’m turning into dust again…

А голос у него густой, вязкий, петуха не пустит, ноты не сфальшивит – красота!

14.10.2021

КТО?

1120. ЛЕОНАР КЕГЕЛЬ, «КТО?», 1970
14.10.2021, четверток, 05:23

Обожаю, когда остросюжетное кинцо начинается с фанковой проходочки на бас-гитаре. Тут как раз такой случай. Вообще в фильме много англоязычной поп-музыки, что для французов большая редкость. Роми Шнайдер, Морис Роне и Габриеле Тинти. Неплохо. Шнайдер и Роне только что отснялись в «Бассейне»; полагаю, им было отрадно вновь поработать вместе, тем паче что замысел обещал много интересного. Такое запутанное кинишко в духе фильмов Рене Клемана.

А вот и зачин. Парень и девушка напропалую ругаются и идут к машине. Французская Бретань. Садятся в авто, парень выжимает скорость, они мчат к обрыву, и машина срывается в пучину морскую. Снято одним кадром. Если там был каскадер, то это был КАСКАДЁРИЩЕ. Потому что машина катится, срывается и тонет в волнах – и всё один кадр. Круто для 1970 года.

Ладно. Девушке удалось выпрыгнуть. Появляется полиция, приезжает брат утонувшего парня. И пошло-поехало. Недомолвки, недосказанности, намеки. Вопросов больше, чем ответов. Почему девушка выпрыгнула, а парень нет? Почему у нее пистолет и одного патрона не хватает? Почему она так нервничает?

Дальше любовь-морковь и прочие приключения в шикарных интерьерах. Хронометраж небольшой, соскучиться не успеваешь, Роми Шнайдер выглядит потрясающе. Вуаля!

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ЧЕМОДАНИЩЕ

— Едет Проша домой —
В МАГАДАНИЩЕ.
И везет он с собой
ЧЕМОДАНИЩЕ.

— Что в чемодане?
— Вопрос!
— Отвечайте, прошу вас, всерьез.

— Ну, во-первых,
Какая-то вещь,
Во-вторых,
Вяленый лещ,
В-третьих,
Безопасная бритва,
В-четвертых, книга —
«Грюнвальдская битва»,
В-пятых,
Баночка пьяных вишен,
В-шестых, почтовая марка
С Вишну,
В-седьмых,
Бутылка кока-колы,
В-восьмых,
Бутылка пепси-колы,
В-девятых,
Ошейник для пса,
В-десятых,
Девять килограмм овса.

Должен ли я продолжить перечень?
— Нет, спасибо, я счастлив теперича.

— Вот и хорошо.

14.07.2017

СТАРШАЯ СЕСТРА

1119. ГЕОРГИЙ НАТАНСОН, «СТАРШАЯ СЕСТРА», 1966
10.10.2021, воскресенье, 06:47

Главную героиню зовут Надежда, вот она весь фильм и надеется. Но себе в этом не признаётся – ей кажется, что она в долгу перед младшей сестрой Лидой. Нужно, чтобы у Лиды было все хорошо, она как прожорливый птенец, который не закрывает клюв – все время просит пищи. Вот такая жизнь. Неумение разобраться в своих чувствах. Жизнь ради другого человека. А о себе когда подумать?

Вы видели Татьяну Доронину? Она как раз Надежду и играет. Это же богиня, а не женщина! И вот такие писаные красавицы по злой иронии судьбы не умеют устроить личную жизнь. Надежда работает в порту. В одном из эпизодов она любуется на мачты пришвартованного корабля. Она как Ассоль, только свои алые паруса она будет ждать до той поры, пока случай не захочет до нее снизойти.

А захочет ли он? Счастье горячо – брать его в руки больно, но куда деваться? – надо брать, пока другой не взял. И на метания бедной Нади смотреть просто невыносимо – такие девушки рождаются одна на тысячу. Нет, ее сестра Лида тоже хорошая девчонка. Ее тоже потрепала жизнь. Но вот как-то – на правах младшей – она кушает сладкий мармелад, а Надя противный молочный суп с пенками.

Существует ли искреннее взаимопонимание между двумя сестрами? Знаете, у Надежды кошачий голос и кошачьи повадки, недаром она сравнивает себя с кошкой в какой-то сцене. А ведь кошки себе на уме. Так что искренняя ли ее жертва? А может, это тактика? Неоднозначный финал раскрывает в Наде натуру хищницы. Но тут уже всяк трактует, как умеет. Фильм «Старшая сестра» прекрасен, от него веет теплом. Настоящее кино оптимистических 60-х.

ПРОГЛОТ И ДЕВЧОНКИ

1118. СКАЙ БРАБАНД, «ПРОГЛОТ И ДЕВЧОНКИ», 2021
08.10.2021, пятничка, 03:37

Как я не искал, но адекватного фото к фильму «Проглот и девчонки» поисковик мне не выдал. Их просто нет, этих фото. Я подумал, что неплохо бы разбавить рецензии о французском кино рецензией на свежий американский ужастик. И наткнулся на ОЧЕНЬ малобюджетный и арт-хаусный «Проглот». Он вдобавок еще и из тех фильмов, которые снимают либо люди с буйной зашкаливающей фантазией, любо люди, съевшие много запрещенных веществ. Ну прям чертовски оттяжный фильм, как глюк какой-то. И при этом глупый и неубедительный. Определенно не «Yellow Submarine».

Рассказываю. По парку гуляет мужик с громадным ртом (компьютерный спецэффект) и глотает девочку лет девяти. Эту сцену наблюдают два фриковатых персонажа; кто они такие и в каких находятся отношениях, мне говорить лень, это вы сами увидите, коль охота придет. Потом выясняется, что рот Проглота это некий портал. Герои туда ныряют и получают тревожную информацию об армии маленьких девочек, которые распространяют некий вирус. Что это? Намек на пандемию? Ну вполне может быть.

Персонажей тут минимум. Юмор специфически-американский, в него въехать довольно трудно, да я и не пытался, потому что фильм – шняга. Я арт-хаус всячески приветствую, но тут крайне печальная картина. И как привет любителям арт-хауса, в одной из ролей заявлен культовый Удо Кир. Я всю дорогу ждал, когда он появится, но он не появился. В финальных титрах я прочитал, что он только озвучивает Проглота. Дело в том, что Проглот может говорить только с теми, кто сидит в его животе. Вот они, находясь во чреве, и внимают голосу Удо Кира. Ну ладно.

Полюбовался заодно на современную американскую молодежь. Поностальгировал по 70-м. Поэтому сейчас слушаю группу Ramones, с рецензией же спешу покончить. Я крайне недоволен ни фильмом, ни своим текстом, НО!!! – информация лишней не бывает. Раз посмотрел, значит когда-нибудь пригодится. Кругозор вещь непредсказуемая.

ТАКАЯ КРАСОТКА КАК Я

1117. ФРАНСУА ТРЮФФО, «ТАКАЯ КРАСОТКА КАК Я», 1972
04.10.2021, понедельник, 23:40

Если рядом нет любимого человека, с которым, разумеется, время можно провести гораздо интереснее, чем с легкой французской комедией, то в сухом остатке остается французская комедия. Сейчас со мной нет любимой женщины, посему я и скоротал вечерок за кино. Так вот. Я опять-таки о женщинах собираюсь говорить, есть такой типаж – лисички. Легкие в общении, чуточку лукавые, ветреные и до неприличия смазливые. Вуаля! Бернадетт Лафон! Ну просто вау! Знаете, сюжет я не буду пересказывать. По большому счету кино сие это ода таким вот лисичкам. Если уж мужик на таковую запал, пиши пропало. К черту серьезные отношения! «А я кручу напропалую С самой ветреной из женщин, А я давно искал такую, И не больше и не меньше!» – вновь я Высоцкого цитирую, а он как всегда не в бровь, а в глаз.

Вот перед нами непосредственное чадо, дает одновременном самым разным мужикам. Прекрасные типажи! Клод Брассер, Шарль Деннер, Филипп Леотар, Ги Маршан. Они там между собой передрались из-за не умеющей отказывать девчонки, а ей нипочем – жизнерадостна не в меру. Брассер играет адвоката, Леотар деревенского лоботряса, Деннер уничтожает крыс и тараканов, а Ги Маршан певец из мюзик-холла. Отличная компания, кобели хоть куда.

Ну вот Ги Маршан. Прям рок-звезда. Запирается в туалете и репетирует на гитаре. Выходит наружу и кидает палку. В дверь барабанит его законная жена, но красотка-лисичка никого не боится. Так и проходят ее будни – с шампанским и в интересном обществе. Картина начинается с того, что сидит наша лисичка в тюрьме и к ней наведывается социолог, который на примере ее похождений хочет написать докторскую. А это Андре Дюссолье – зажатый очкарик. Стоит ли говорить о том, что и он влюбится как простой мальчуган? В общем, классное кино, очень его всем рекомендую.

НАБЕРЕЖНАЯ ОРФЕВР, 36

1116. ОЛИВЬЕ МАРШАЛЬ, «НАБЕРЕЖНАЯ ОРФЕВР, 36», 2004
03.10.2021, воскресенье, 06:31

Авторы этого фильма очень хотели прошибить у зрителя слезу, поэтому сделали такой бескомпромиссный, но и душещипательный боевик о буднях парижской полиции. Затронули темы благородства, дружбы, любви, чувства локтя, предательства. Ни грамма юмора. Даниэль Отой и Жерар Депардье играют двух врагов, оба офицеры полиции. Оба давно разочаровались во всем, в чем только можно. Но один из них гад, а другой благородный рыцарь. Спустя лет 15 оба актера (которые и по жизни большие друзья) снимутся в искрометной комедии (а режиссером будет Отой) «Любовник моей жены». И комедия выйдет легкой и остроумной. Конечно, сюжетно она попроще рецензируемого фильма, но все равно выигрывает по всем параметрам. После «Набережной Офевр» впору пойти и утопиться. Ну совершенно беспросветно всё. Нафиг такое кино.

Короче, трудятся на своем поприще полицейские. Иллюзии давно растеряли. Они распутывают кое-какое дело, но знают, что после поимки преступников их жизнь в лучшую сторону не изменится. Будет такая же кровавая рутина. Всяк держит ад в своей душе. А тут еще и внутрикорпоративные терки. Один подставляет другого. От этого обоим выть хочется. Начинают искать правду, а сами знают, что нет правды на земле. Такие дела.

Снято очень убедительно и изобретательно. Мало того, что сценарий запутан, так и режиссерская работа радует глаз. Погони, перестрелки – американскому кино ничем не уступают. Но французы не так зациклены на хэппи-эндах как американцы, поэтому победителей тут нет. Балом правят жестокость и бюрократия. Никакого изящества. Угрюмый и жесткий фильм. Типа для настоящих суровых мужиков.

Депардье, кстати, на сей раз играет не пьяницу и не чревоугодника. Его герой очень аскетичен; кроме работы, света белого не видит. Депардье, по-моему, даже похудел для съемок – великаном-жизнелюбом никак не смотрится, а напоминает злого тщедушного старичка.

ДОВОЛЬНО ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК

1115. ХАНС ПЕТТЕР МОЛАНД, «ДОВОЛЬНО ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК», 2010
01.10.2021, пятничка, 14:41

В кои-то веки смотрю я кино, а там едят картошку с рыбой. Понимаете? КАРТОШКУ С РЫБОЙ, а не ризотто какое или не лозанью. И не картофель-фри, а человеческую русскую вареную картошку. То, что мне в детстве давали, еще в те времена, когда не существовало слова «доширак».

Очень русское по духу кино, даром что норвежское. Мне даже цитата из Высоцкого вспомнилась, которая сюда подходит. «Бродяжил и пришел домой Уже с годами за спиной. Висят года на мне – ни бросить, ни продать. Но на начальника попал, Который бойко вербовал, И за Урал машины стал перегонять».

Почти так с героем этого фильма – играет Стеллан Скарсгард. Вышел норвежский мужик из тюрьмы, жена его бросила, сын нос воротит, зато мерзкий дружок по старым делишкам тут как тут. Устраивают его автомехаником, селят в какую-то халупу. Быт? – ну ни хрена не устроен. И это Норвегия! Экономически одна из самых сытых стран! А он гражданин этой Норвегии, и шиш ему от государства! Живет за порогом нищеты, вынужден ублажать сексуально непривлекательную тетеньку, зато она картошку с рыбой готовит. И как там в русской пословице – На бедного Макара все шишки валятся.

Вот и с ним так. Судьба бьет, как щенка, а ему нипочем. Всё на своих могучих плечах вынесет. Нет, ну совсем русская тема.

Единственное, к чему я бы придрался – на уровне подачи это как-то легковесно. Чуть ли не комедия. Но от того и смотреть веселее, так что я махом кинцо проглотил. Не думал, что скандинавы во мне эти струны потревожат.

ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

Есть во Владимирской области село Барское-Татарово. Живет там с самого рождения русский писатель Борис Парамонов. С тех пор как жену схоронил, живет бирюком; дочка же его, Настена, уехала учиться в Нижний Новгород. Но вот случился у Парамонова юбилей и зазвал он к себе на праздник разных друзей, был среди них и Виктор Адамович Брыкчинский. Гуляли весело, а еще Брыкчинский познакомился с Настей.

Такую он себе и искал. Слегка за двадцать, крепкая русская девчонка с поволокой в глазах. Долго ухаживать не пришлось, и вскорости Брыкчинский вновь навестил бирюка Парамонова и напрямки спросил, будет ли тот его тестем.

Кулак у Парамонова тяжелый, одначе до кулака не дошло. Старику польстило, что такая птица как Брыкчинский его разрешения испрашивает. Но нужно было повременить со свадьбой, потому что Виктор Адамович строил себе большой дом во Всеволожске и деньги на строительство шли. Впрочем, Настю он увез в Санкт-Петербург, подарил ей кольцо с бирюзой, и покамест они жили гражданским браком.

Потом уехали во Всеволожск; дом был готов. Смотались в Турцию. Поперву души друг в друге не чаяли, любили лежать под одеялом и ворковать как голубки.

Вот в одну из таких ночей Брыкчинский и сказал, что не худо бы в новом доме что-то вроде вечеринки для своих устроить. Вакула-Нищий, вон, давно интересуется, что за невеста у Виктора Адамовича. Пригласим его с женой, а еще пригласим оператора Женю и тоже с женой, они люди хорошие. Настя согласно помурлыкала.

- Интересный тип этот Вакула-Нищий, – сказал Брыкчинский. – У него одни бабы в голове, но и семьянин крепкий, и друг хороший.
- Да, – отозвалась Настя. – Чудно все-таки у них устроено.
- У кого «у них»?
- Ну у евреев.

Тут Брыкчинский немного осерчал. Не любил он такого неприкрытого охальничества. Но не выбить из русского человека особого отношения к евреям. Нет русским покоя от того, что живут бок о бок с евреями, и Настена не исключение.

- Ты смотри у меня, – строго сказал Брыкчинский. – На вечеринке ничего такого не ляпни. Я ж позора не оберусь.
- Ну не сердись, Витюша. Я не буду. – Тут Настя прижалась к нему покрепче; вроде и проехали тему, а осадок остался.

В назначенный день Вакула-Нищий спорил с женой Ириной касательно того, ехать ли на такси или садиться за баранку самому.
- Ну Ир, ну ты чё? В кои-то веки к Витеньке едем! Сто грамм беленькой, ну святое же дело!
- У тебя сотней граммов когда-нибудь ограничивалось?
- Ладно, не части. Сейчас Жене позвоню, узнаю, что он по этому поводу планирует.

Женя планировал крепко выпить, и никто ему не запрещал.

- Ну Ирка, ей-богу. Вызываем такси. Дай своему мужику расслабиться.
Ирина очень хорошо представляла, к чему приведет это невинное желание, поэтому сделала вид, что обиделась, а Вакула-Нищий рукой махнул – невозможно постоянно бабе угождать, ну ее.

В общем прибыли во Всеволожск, гуляли по участку, Брыкчинский выволок на веранду мангал, но Настя велел его уволочь обратно – сегодня она налепила пельмени, против которых любые пельмени из магазина просто пшик. Такие только в селе Барское-Татарово лепить умеют, секрет приготовления не разглашается.

Приехал Женя с женой Валентиной, мужчины пошли смотреть кабинет Брыкчинского, которым тот несказанно гордился. Девчонки собирали на стол.

Ну пили они хорошо. Дамы – португальское вино, а мужики текилу. Пельмени лопали так, что за ушами трещало. Ирина со сметанкой, Виктор Викторович макал в уксус, Женя с таком, Валентина с аджикой, Брыкчинский с соевым соусом, Настя с маслицем.

Зашла речь о саксофонисте Жоре Рыжкове, который умел играть сложные партии Колтрейна один в один. Тут Настя возьми и ляпни:
- А он жид или выкрест?
Что ее побудило к этому высказыванию, так и осталось неясным, но Вакула-Нищий удивился настолько, что апельсиновый сок пролился у него из носа. Он принялся утираться рушником, который Настя сама вышила жирными гусями.

- Вить, поставь какой-нибудь ненавязчивый блюз, – попросил Женя, чтобы неловкая пауза прекратилась.
Вакула подошел к ноутбуку и врубил душевного Роберта Джонсона.

А Валентина решила подкузьмить Настю, женщины это дело любят, поэтому она спросила:
- Настюш, а какая у вас любимая книга?
- Я сейчас читаю «Мистер Мерседес» Стивена Кинга, потому что сериал не хочу смотреть, хочу из книги все узнать.
- А из классики что вам нравится? – не отставала Валентина.
Настя, не моргнув глазом, отвечала:
- Анна Радклифф, Стейнбек и Лесков. Как вам, кстати, Стейнбек?
- Я Хемингуэя больше люблю, – выдавила пораженная девичьей прытью Валентина. Она не ожидала столь обстоятельного ответа, и она не знала к тому же, кто такая Анна Радклифф.

- Хемингуэй это заветное, – протянула Настя и тут же процитировала: – «Они сидели в лодке. Ник – на корме, отец – на веслах. Солнце вставало над холмами. Плеснулся окунь, и по воде пошли круги. Ник опустил руку в воду. В резком холоде утра вода казалась теплой. В этот ранний час на озере, в лодке, возле отца, сидевшего на веслах, Ник был совершенно уверен, что никогда не умрет».
- Да… – пробормотал порядком набравшийся Вакула-Нищий. – Крепко сказано.

Роберт Джонсон играл блюз.

Они душевно посидели. Курили прямо на веранде – все, кроме Брыкчинского, который гордо заявил, что бросил и от того счастлив, а все-таки курить он хотел отчаянно.

Вакула-Нищий изъявил желание откушать еще пельменей. Пельмени кончились. Брыкчинский опять приволок мангал и стал колдовать над стейками. Ирина сверлила мужа сердитым взглядом – дескать, ты сюда что ли жрать пришел? Но стейки пришлись очень кстати, ими охотно полакомились все. А потом гости разъехались.

Брыкчинский решил прочесть Насте нотацию. Ее непосредственность в еврейском вопросе вывела писателя из себя. Он уже представлял, как друзья, едучи в такси, обсуждают слова его девушки.

- Послушай, Настасья, – мягко начал он. – Видишь ли, в культурном обществе не принято…
Настасья мигом преобразилась. Такой Виктор Адамович ее еще не видел. Когда женщина переходит в наступление, она закатывает истерику. Он хотел истерики? Он ее получил.

Настя выпалила, что вертела его культурное общество на таком месте, которое у него в последнее время довольно хреново работает. Она кричала, что содержит дом в чистоте, что благодаря ей у Брыкчинского каждое утро есть чистые носки, которые он умудряется ухайдакать в течение дня, и проч., и проч. Она расплакалась, толкнула ногой мангал, и мангалу пришел конец.

В это самое время Виктор Вакула-Нищий сдавленным голосом попросил водителя такси сделать остановку и блевал на шоссе. Ирина прикидывала, какой разнос он завтра от нее получит. Вечеринка удалась. Милые бранятся, только тешатся.

29.09.2021